Реакция горя

5 стадий переживания горя (Э. Кюблер-Росс)

В течение жизни мы что-то приобретаем и что-то или кого-то теряем: близкого человека, работу, здоровье, деньги, бизнес. Потеря, какой бы она не была, – это всегда горе, сопровождающееся переживаниями. Потери меняют нашу жизнь, вносят свои изменения, с которыми нужно считаться и понимать, что по-прежнему уже не будет, и в этой новой ситуации нужно принимать решения и продолжать жить.

Самое страшное – навсегда потерять близкого человека (я имею в виду смерть). Это то, на что человек не может повлиять или что-то изменить. Это то, перед чем человек бессилен. А вот на утраты, связанные с бизнесом, работой, отношениями, здоровьем и др. можно повлиять, изменить, справиться.

Психика человека работает одинаково: мы испытываем разочарование, боль от утраты. Американский психиатр Элизабет Кюблер-Росс на основании своих исследований предложила модель стадий переживания горя, их 5, на которые опираются современные психологи и психиатры в своей практике.

5 стадий переживания горя (по Э. Кюблер-Росс)

  1. Отрицание. Когда человек узнаёт о потере, он переживает шок. Непонимание, несогласие, неверие в то, что это произошло именно с ним ( «Это какая-то ошибка», «Не может быть,» «Это сон» ). Отрицание случившегося факта – это отчаянная попытка защититься от реальности, сохранить прежнюю жизнь и свой покой.
  2. Гнев, агрессия. Сильное чувство гнева – это реакция на разрушение того, что было важно и дорого; неуёмное желание наказать того, кто к этому разрушению причастен.
  3. Торг или желание договориться. Когда гнев, агрессия не даёт желаемых результатов, человек старается найти пути возвращения к прошлому, ищет то, что могло бы изменить случившееся, исправить непоправимое.
  4. Депрессия. На данной стадии человек впадает в уныние: ему не хочется никого видеть, ни с кем разговаривать, ничего не хочется делать. Мысли о будущем только в мрачном свете, понимание полной безнадёжности. Депрессивное состояние может перейти в клиническую депрессию, если близкие люди ему не помогут, либо он сам не поймёт, что эту душевную боль и горе нужно прожить и пережить.
  5. Принятие. Каким бы не было сильным горе, приходит время, когда человек начинает осознавать и принимать новую реальность, понимать, что это неизбежно и с этим надо продолжать жить. Начинает контролировать ситуацию и принимать новые решения.

У каждого человека эти стадии проживаются по-своему: кто-то перепрыгивает через стадию, кто-то зацикливается на одной. Всё зависит от личных обстоятельств, возраста, типа личности, состояния здоровья, образа жизни. Важно знать, что происходит с вашей психикой в момент утраты и проживания горя. Это ваша психологическая защита, вы живой человек и это реакция организма на происходящее. Постарайтесь это понять и принять, в этом случае вы сами себе сможете помочь.

Ожидание потери само по себе уже потеря. Не имеет значения, каков исход ситуации; в любом случае – это испытание, которое нужно пройти.

Наши страхи не останавливают смерть, они останавливают жизнь.

Другой жизни не будет… Поэтому не ждите последнего взгляда на океан, на звёзды, на любимого человека. Наслаждайтесь всем этим сейчас!

  • Что и как видят младенцы? Мар 15, 2019
  • Как научить малыша есть самостоятельно? Мар 7, 2019
  • Первые движения малыша Мар 4, 2019

Добавить комментарий Отменить ответ

Авторские права

Блог создан в 2008 году. За время работы написано более 350 статей на психологическую таматику. Авторские права полностью защищены. Копирование и любое использование информации — только с согласия автора.

Email: info@sherbakova.com
Адрес: 115035, г. Москва, Овчинниковская наб., 6 строение 1, ст. м. Новокузнецкая

Разделы

  • Главная
  • Статьи по психологии
  • Литература
  • События, мысли, впечатления
  • Об авторе
  • Контакты

Новостная рассылка

Уведомления о новых и популярных статьях месяца. Подборка будет приходить не чаще двух раз в месяц . Посмотреть пример письма можно по ссылке.

СОГЛАСИЕ на обработку персональных данных

Я, субъект персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 152 «О персональных данных» предоставляю согласие на обработку персональных данных, указанных мной в форме на сайте в сети «Интернет», владельцем которого является Оператор.

Под персональными данными субъекта перональных данных понимается нижеуказанная общая информация: ФИО, адрес электронной почты и номер телефона.

Принимая настоящее Соглашение, я выражаю свою заинтересованность и полное согласие, что обработка персональных данных может включать в себя следующие действия: сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, передачу (предоставление, доступ), блокирование, удаление, уничтожение, осуществляемых как с использованием средств автоматизации (автоматизированная обработка), так и без использования таких средств (неавтоматизированная обработка).

Я понимаю и соглашаюсь с тем, что предоставленная информация, является полной, точной и достоверной; при предоставлении информации не нарушается действующее законодательство Российской Федерации, законные права и интересы третьих лиц; вся предоставленная информация заполнена мною в отношении себя лично; информация не относится к государственной, банковской и/или коммерческой тайне, информация не относится к информации о расовой и/или национальной принадлежности, политических взглядах, религиозных или философских убеждениях, не относится к информации о состоянии здоровья и интимной жизни.

Я понимаю и соглашаюсь с тем, что Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставляемых мной, и не имеет возможности оценивать мою дееспособность и исходит из того, что я предоставляю достоверные персональные данные и поддерживаю такие данные в актуальном состоянии.

Согласие действует по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласие может быть отозвано мною в любое время на основании моего письменного заявления.

sherbakova.com

Газета «Новости медицины и фармации» Психиатрия и неврология (215) 2007 (тематический номер)

Вернуться к номеру

Реакция горя — диагностика и лечение

Авторы: О.Г. СЫРОПЯТОВ, д.м.н., профессор; Е.И. АЛАДЫШЕВА, врач-психиатр, член-корреспондент КАН, кафедра военной терапии Украинской военно-медицинской академии; Н.А. ДЗЕРУЖИНСКАЯ, д.м.н., ведущий научный сотрудник Украинского НИИ социальной и судебной психиатрии и наркологии

Версия для печати

Горе и утраты — неотъемлемые спутники человеческой жизни. Врачу часто приходится видеть горе друзей и родственников умерших. Реакция горя выражается в плаче и субъективно тяжелых депрессивных страданиях. Глубокое горе обычно длится несколько дней или недель, а затем переходит в печаль. В неосложненных случаях реакция утраты проходит три стадии: 1) эмоциональный шок с оцепенением и «окаменелостью»; 2) осознание утраты с тоской, плачем, нарушением сна, аппетита и сужением сознания на психотравмирующих переживаниях; 3) смирение — принятие случившегося и осознание того, что жизнь продолжается [1]. J. Bowlby [2] выделял следующие стадии горя и тяжелой утраты:

1. Оцепенение или протест. Характеризуется тяжелым недомоганием, страхом и гневом. Психологический шок может продолжаться мгновения, дни или месяцы.

2. Тоска и желание вернуть потерянного человека. Мир представляется пустым и не имеющим смысла, но самооценка не страдает. Пациент поглощен мыслями о потерянном человеке; периодически возникают физическое беспокойство, плач и гнев. Состояние может длиться несколько месяцев или лет.

3. Дезорганизация и отчаяние. Неугомонность и выполнение бесцельных действий. Усиление беспокойства, уход в себя, интравертированность и досада. Постоянные воспоминания об ушедшем.

4. Реорганизация. Появление новых впечатлений, объектов и целей. Горе ослабевает и сменяется дорогими сердцу воспоминаниями.

При потере ребенка горе родителей может быть выражено сильнее и более деструктивно влиять на личность, чем утрата значимого взрослого. Чувство вины и беспомощности может быть всепоглощающим. Реакция проходит стадии психологического шока, отрицания, злобы, «сделки» и принятия. Проявления скорби длятся всю жизнь. До 50 % супругов, переживших смерть ребенка, разводятся.

Реакции горя любой длительности расцениваются как патологические на основании их формы и содержания. «Нормальная» реакция горя оценивается по следующим критериям: «соответствует общепринятым в данной культурной среде нормам и продолжается, как правило, не более шести месяцев». Если такая реакция при относительно нормальном содержании и форме продолжается более шести месяцев, то к данному расстройству применяется код МКБ-10 F43.21 — «Пролонгированная депрессивная реакция». Патологические адаптационные расстройства по МКБ-10 могут наблюдаться в следующих клинических вариантах:

— F43.20 Кратковременная депрессивная реакция. Транзиторное легкое депрессивное состояние длительностью не более одного месяца.

— F43.21 Пролонгированная депрессивная реакция. Легкое депрессивное состояние, возникающее в ответ на длительное воздействие стрессовой ситуации, но продолжительностью не более двух лет.

— F43.22 Смешанная тревожно-депрессивная реакция. Отчетливо выражены симптомы как тревоги, так и депрессии, степень тяжести которых, однако, не выше, чем при смешанном тревожно-депрессивном расстройстве (F41.2) или других смешанных тревожных расстройствах (F41.3).

— F43.23 С преобладанием нарушения других эмоций. Наблюдаемые симптомы обычно относятся к нескольким типам эмоций, таким как тревога, депрессия, беспокойство, напряженность и гнев. Симптомы тревоги и депрессии могут соответствовать критериям смешанного тревожно-депрессивного расстройства (F41.2) или других смешанных тревожных расстройств (F41.3), но они не являются преобладающими в достаточной степени, чтобы служить основанием для диагностики иных, более специфических, депрессивных или тревожных расстройств. К этой категории следует относить и аналогичные реакции у детей, при которых отмечаются также определенные формы регрессивного поведения, например, энурез или сосание пальца.

— F43.24 С преобладанием нарушений поведения. Доминирующую роль в клинической картине играют нарушения поведения; так, у подростков реакция горя нередко проявляется агрессивным или диссоциальным (асоциальным) поведением.

— F43.25 Со смешанным нарушением эмоций и поведения. Отчетливо выражены и эмоциональные симптомы, и нарушения поведения.

— F43.28 С другими уточненными преобладающими симптомами.

Клинически выраженная депрессия сохраняется в течение года у 15–20 % людей, переживающих утрату. На табл. 1 представлена дифференциальная диагностика симптомов реакции горя и депрессии по H. Kaplan и B. Sadock [2].

Таким образом, развитие депрессивной симптоматики при реакции горя требует динамического наблюдения, переквалификации состояния и изменения стратегии лечения.

Следует подчеркнуть, что психологическое понятие «патологические реакции горя» в переводе на язык клинической психиатрии требует своего уточнения. Клинические проявления затяжных реактивных депрессий зависят от структуры коморбидных соотношений аффективных расстройств с личностными. В случаях формирования затяжных депрессий с картиной патологических реакций горя речь идет об обязательном соучастии в структуре и динамике депрессивной реакции расстройств личности или расстройств эндогенно-процессуальной природы [3].

Помимо депрессии возможны и другие варианты усиленной, неразрешающейся реакции утраты: 1) отрицание утраты или чувство собственного бессилия, доводящее до отчаяния; 2) тоска по умершему — все мысли о нем, нет сил переключиться на другое, вернуться к жизни; 3) избегание всего, что связано с умершим: воспоминаний, общих знакомых, вещей; 4) самоотождествление с умершим (перенятие некоторых черт его характера и даже симптомов болезни); 5) идеализация умершего; 6) ночные кошмары в сочетании с отчужденностью, самоизоляцией от общества; 7) развитие посттравматического стрессового расстройства [1, 4].

В последнее время в качестве отдельной таксономической единицы выделена категория посттравматических стрессовых расстройств (ПТСР), формообразующим фактором для которых является ситуация непредвиденной потери объекта особой привязанности или значимого другого [4]. Формирование ПТСР при утрате объекта привязанности происходит в первые 6 месяцев после психотравмирующего события и продолжается от 6 месяцев до нескольких лет и более. Эти состояния отличаются следующими особенностями: 1) формируются в несколько стадий, приобретая, таким образом, пролонгированное течение; 2) определяются полиморфной психопатологической структурой; 3) завершаются стойкими резидуальными состояниями в 6–20 % случаев с отчетливой длительной дезадаптацией. Квалификация психических нарушений при патологических реакциях утраты с признаками ПТСР, проводимая в соответствии с МКБ-10, выявляет тенденцию к многоосевой диагностике патологии (дистимия, депрессивные эпизоды легкой и умеренной степени тяжести, коморбидные диссоциативные (конверсионные) нарушения или соматоформные расстройства с проявлениями невротической ипохондрии). Большое значение придается личной уязвимости к ПТСР в результате утраты значимого другого и способности индивидуума к совладанию (копинг) с событием, которое расценивается как жизненная катастрофа. А.В. Андрющенко [4] выделяет два варианта патологических состояний после утраты объекта сверхценной привязанности: 1) с типичной клинической картиной ПТСР, в рамках которой флэшбек-симптомы и посттравматические сверхценные образования обнаруживают взаимосвязи с личностными нарушениями; либо по механизму амальгирования («сплава») симптоматики, либо посредством отщепления производных от расстройства личности психопатологических расстройств; 2) с атипичной клинической картиной ПТСР, в рамках которого выявляется тенденция к целому ряду психопатологических расстройств, формирующихся на основании механизма посттравматической коморбидности.

При сравнительном анализе обеих групп выявлены различия в динамике ПТСР и преморбиде пациентов. В первой группе прогноз менее благоприятен — отмечаются отчетливая тенденция к хронификации расстройства и относительная резистентность к традиционному лечению. Для второй группы, несмотря на выраженность расстройств, отмечается достаточная эффективность лекарственного лечения и психотерапии.

Алгоритм терапии реакции горя

Человек, переживающий реакцию горя, нуждается в психологической поддержке друзей и родственников. Семейный врач также должен поддержать человека, пережившего утрату. Преодолевающие стратегии должны учитывать религиозные, этнические и культуральные представления человека, переживающего горе. В.Ю. Сидорова [5], базируясь на концепции Дж. Вордена, предлагает решать четыре психотерапевтических задачи при работе с утратой: 1) признать факт потери; 2) пережить боль потери; 3) организовать окружение, в котором ощущается отсутствие усопшего; 4) выстроить новое отношение к умершему и продолжать жить. Признаками того, что задача не решается, горе не стихает и не завершается период траура, часто бывают ощущения, что жизнь стоит на месте, высказывания типа «после его смерти я не живу», нарастающее беспокойство. Все это указывает на проявления клинически значимых психических расстройств — депрессивной деперсонализации и дереализации, требующей психофармакологических вмешательств.

Назначение лекарственных препаратов в остром периоде горя должно быть осмотрительным. Назначение бензодиазепиновых транквилизаторов чревато развитием привыкания и неэффективно при развитии депрессии, при которой необходимо назначать антидепрессанты. Раннее назначение антидепрессантов показано при склонности к депрессии. В таких случаях антидепрессанты препятствуют перерастанию горя в депрессию и, таким образом, разрешению реакции утраты, избавляя человека от чрезмерных душевных страданий и хронификации состояния с перерастанием реакции горя в ПТСР.

В остром периоде для предотвращения развития патологических психогенных расстройств следует применять лекарства, отвечающие требованиям безопасности и эффективности. Таким препаратом может стать Адаптол™. Препарат адаптол относится к классу химических веществ с психотропной активностью — производным бициклических биомочевин. Клинический опыт его применения (прежнее название препарата — «мебикар») накапливается с 1979 г. Препарат является веществом, близким к метаболитам организма, химически инертным, легко растворимым, малотоксичным, не имеющим никаких эффектов, ограничивающих его применение как по разовым и суточным дозам, так и при длительном непрерывном использовании. В организме человека адаптол не метаболизируется и не накапливается. Привыкания, пристрастия, синдрома отмены при лечении адаптолом не бывает.

Многоуровневое и межфункциональное действие адаптола показано на модели стресса и травматического шока. Его применение нормализовало поведенческие реакции, эмоциональные проявления стресса и боли, медиаторный обмен, дыхание, кровообращение, микроциркуляцию, метаболизм, электролитный баланс, тормозило дистрофические некробиотические процессы в миокардиоцитах, гепатоцитах и образования изъязвлений в желудке. Доказано, что адаптол действует через эндогенные механизмы адаптации, повышая их эффективность и межфункциональную интегрированность. Результаты изучения влияния адаптола на нейромедиаторные процессы в мозге показали, что он оказывает действие на 4 основные нейромедиаторные системы — ГАМК-, холин-, серотонин- и адренергическую, содействуя их сбалансированности и интеграции. Таким образом, адаптол способствует оптимизации и интеграции деятельности центральной нервной системы, в том числе психических функций [5].

С.Г. Бурчинский [6] отмечает следующие важные свойства адаптола, позволяющие отнести его к группе нормализаторов, биокорректоров и стабилизаторов системы нейрогуморальной регуляции: 1) наличие широкого спектра фармакотерапевтического действия, эффективное воздействие на различные системы организма; 2) комплексный механизм действия, который обеспечивает в оптимальном случае сочетание адаптогенных, вегетостабилизирующих, стрессопротекторных и ноотропных свойств; 3) наличие помимо лечебного и профилактического действия способности предотвращать развитие патологии на этапе предболезни; 4) безопасность и хорошую переносимость.

Адаптол принимается независимо от приема пищи или сопутствующей терапии. Разовая доза препарата — 0,3 г (1 табл.) 3 раза в день. Максимально допустимые дозы: разовая — 3 г, суточная — 10 г. Курс лечения — от нескольких дней до 2–3 мес.

При появлении симптомов депрессии или ПТСР назначаются антидепрессанты, анксиолитики и антипсихотические средства нового поколения в зависимости от психопатологической структуры расстройства. Из группы антидепрессантов предпочтение отдается препаратам с минимальными побочными эффектами — селективным ингибиторам обратного захвата серотонина (циталопрам, флуоксетин, флувоксамин, пароксетин, сертралин и др.). Однако эти препараты не лишены побочных эффектов, в частности риска развития серотонинового синдрома. Обратимый ингибитор моноаминоксидазы типа А нормазидол предпочтителен при атипичной депрессии. Особенностью его действия является сочетание тимолептического эффекта с регулирующим влиянием на ЦНС, выражающимся в активирующем действии у больных с апатическими, анергическими депрессиями и в седативном эффекте у больных с ажитированными состояниями. Препарат также обладает ноотропной активностью и улучшает познавательные функции. Переносится хорошо. Эффективным является использование нормазидола вместе с адаптолом. Аналогичной фармакотерапевтической активностью обладает тианептин.

Как было сказано выше, применение бензодиазепиновых транквилизаторов при реакции горя и утраты чревато развитием зависимости. Новый анксиолитик Стрезам™ (этифоксина гидрохлорид), рекомендованный как противотревожное средство и дневной транквилизатор, имеет преимущества, но еще недостаточно изучен. Новые антипсихотические средства – рисполепт и другие — могут использоваться при развитии послестрессовых тяжелых расстройств личности.

Таким образом, диагностика психических расстройств при реакции горя имеет важное значение для профилактики развития тяжелых нарушений психики. Терапевтическая стратегия при реакции горя требует динамического наблюдения с использованием психотерапевтической и фармакологической помощи. Для смягчения тяжести психических расстройств и профилактики развития затяжных депрессий или ПТСР необходимо использовать адаптогены и мягкие антидепрессанты со сбалансированным действием.

1. Психиатрия: Пер. с англ. / Под ред. Р. Шейдера. — М.: Практика, 1998. — 485 с.

2. Клиническая психиатрия: Пер. с англ., доп. / Гл. ред. Т.Б. Дмитриева. — М.: ГЭОТАР МЕДИЦИНА, 1998. — С. 367-372.

3. Дубницкая Э.Б. К вопросу адекватной терапии затяжных реактивных депрессий (введение в проблему) // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2000. — Т. 2, № 4. — С. 102-104.

4. Андрющенко А.В. Посттравматическое стрессовое расстройство при ситуациях утраты объекта экстраординарной значимости // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2000. — № 4. — С. 104-109.

5. Сидорова В.Ю. Четыре задачи горя // Журнал практической психологии и психоанализа. — 2001. — № 1-2. — С. 18-22.

6. Зимакова И.Е., Карпов А.М., Тагирова Т.С., Салихова Р.Р., Жиляев А.Г. Анализ эффектов транквилизатора мебикара в экспериментальной и клинической медицине // Казанский медицинский журнал. — 1995. — № 2. — С. 85-87.

Реакция горя
www.mif-ua.com

Посттравматический синдром после смерти близкого человека

Психика человека способна вынести многое, но определенные события накладывают на здоровье и жизнь ощутимый отпечаток. К таким событиям относится утрата близкого человека.

Посттравматический синдром, сопровождающий смерть близких называется реакция острого горя. Это состояние является клинической нозологией, оно имеет свою стадийность, патогенез и способы терапии.

Виды переживания горя

Трудно дать определение понятию «нормального переживания горя», это очень индивидуальный процесс. Однако есть грань, после которой посттравматическое стрессовое состояние становится клинической патологией и требует обязательного медико-психологического сопровождения.

Психиатры и психологи выделяют два вида посттравматического состояния пациентов, переживших смерть близких людей:

1. Нормальная реакция острого горя.

2. Патологическая реакция острого горя.

Для того, чтобы говорить о грани между ними, необходимо понимать клиническое течение и особенности каждого этапа.

Переживание естественного горя

Реакция депрессии и глубокой скорби, связанные со смертью близкого родственника — это нормальная реакция, она имеет место быть и зачастую, при свободном протекании с поддержкой близких людей, человек возвращается к социальной жизни без помощи специалистов. Существуют так называемые стадии горя. Это периоды, характеризующиеся переживанием определенных эмоций и соответствующим поведением. Этапы могут иметь разную длительность и не всегда идут по порядку, но всегда имеют место быть.

I Стадия отрицания — это период, наступающий, когда поступает известие про смерть близкого человека. Эта стадия иногда носит название шоковой. Для нее характерны такие признаки:

  • неверие;
  • гнев на «гонца»;
  • попытка или стремление изменить ситуацию;
  • оспаривание факта трагедии;
  • нелогичное в отношении умершего поведение (накрывают стол на него, едут в квартиру, покупают подарки и звонят);
  • разговор о человеке идет так, как будто он еще живой.

II Стадия Гнева — когда осознание трагедии достигает понимания близкого, он начинает гневаться на других, на себя, на весь мир за то, что не предотвратили потерю. Для этой стадии характерны:

  • поиск виновного;
  • асоциальное поведение;
  • изоляция от близких;
  • гневная реакция на нейтральные или положительные состояния других людей.

III Стадия торгов и компромиссов — это стадия, когда человек начинает думать о том, что возможно в мире есть силы, способные «отменить» смерть близкого родственника, в основном тут включаются религиозные ритуалы, молитвы. Горюющий ищет компромиссов с богом, пытается «поторговаться» с ним за возможность вернуть близкого. Эта стадия обычно сопровождается такими чувствами и действиями:

  • надежда на возвращение близкого;
  • поиск религиозной поддержки;
  • обращение в религиозные или оккультные общества для поиска ответа на вопрос;
  • частые посещения церквей (или других религиозных центров);
  • торги со смертью (я изменюсь, если он вернется к жизни).

IV Депрессия — когда проходит гнев и попытки изменить трагическую ситуацию, когда до сознания горюющего доходит вся тяжесть утраты, наступает этап депрессии. Это длительный и очень тяжелый период. Период депрессии обозначен такими чувствами:

  • чувство вины за смерть близкого человека;
  • навязчивые мысли и состояния;
  • экзистенциальные вопросы (почему люди умирают в молодости?, какой смысл жить теперь?);
  • бессонница или гиперсомния (увеличение продолжительности сна);
  • отсутствие аппетита или наоборот, патологическое «заедание» горя (переживание по анорексическому или булемическому типу);
  • социальная изоляция;
  • утрата желания и способности заботиться о себе и других;
  • абулия (волевое бессилие);
  • чувство бессмысленности жизни после смерти близкого;
  • страх одиночества при невозможности нахождения в обществе.

V Принятие — это последняя стадия смирения с утратой. Человек еще испытывает боль, он полностью осознает значимость утраты, но он уже способен решать повседневные задачи и выходить из изоляции, эмоциональный спектр расширяется и активность растет. Человек может грустить, бояться, с болью вспоминать умершего, но он уже может быть социально активным. Таковы нормальные симптомы переживания горя. Стадия депрессии может длиться очень долго, но состояние постепенно улучшается. Это главный критерии «нормальности» горевания. Даже просто зная все эти этапы можно понять, как пережить смерть близких людей безопасно и полностью.

Патологические реакции горя

Главным критерием патологического горевания является длительность, интенсивность и прогрессирование стадии депрессии. В зависимости от реагирования на горестное событие, выделяют 4 вида патологических реакций горя:

  1. Отложенное горевание — это случается тогда, когда реакция на потерю близкого человека выражена очень слабо по сравнению с реакцией на бытовые мелкие ситуации.
  2. Хроническая (затяжная) реакция горя — это состояние, когда симптомы не улучшаются или нарастают со временем и депрессия длится годами. Человек утрачивает себя и способность заботиться о себе. Наступает клиническая депрессия.
  3. Преувеличенная реакция горя — это патологические состояния даже для горевания. К примеру вместо страха или тревожности у человека появляется фобия или развиваются панические атаки, вместо гнева появляются приступы ярости и попытки нанесения физических увечий себе или другим.
  4. Замаскированное горевание — человек страдает и горюет, но отрицает причастность к этому горестной ситуации. Часто это проявляется в виде острой психосоматики (обострение или манифестация заболеваний).

Помощь горюющему

Очень важно понимать, что любые эмоциональные состояния для горюющего человека действительно являются вариантами нормы. Бывает невероятно тяжело вынести и остаться рядом в тяжелых эмоциональных переживаниях человека, который потерял близкого. Но реабилитация после смерти близкого человека подразумевает поддержку и участие, а не игнорирование или обесценивание значимости утраты.

Что делать родным, чтобы помочь горюющему справиться и не навредить

Все зависит от стадии переживания потери. На этапе отрицания очень важно уважать право горюющего на шоковую реакцию и неверие. Не стоит его переубеждать, не нужно доказывать смерть. Человек прийдет к пониманию, но в этот момент его психика защищается от травмы. В противном случае, реакция из нормальной перейдет в патологическую, так как психика не справится с объемом утраты в короткое время. Нужно быть рядом и позволять переживать недоверие, отрицание и шок. Не стоит поддерживать иллюзию, и отрицать ее тоже не стоит. Стадия гнева — это нормальный процесс. Человеку есть на что злиться и необходимо позволить этому гневу быть. Да, это тяжело и неприятно, быть объектом агрессии. Но помощь после смерти близкого человека должна заключаться в принятии любых его нормальных эмоциональных состояний. Пусть это лучше будут обвинения, крики и битая посуда, чем попытки нанести вред себе. Стадия торгов также кажется «странной» родственникам горюющего, но нужно позволить человеку торговаться и находить утешение в вере. Если его активность в этом направлении не влечет за собой уход в секту, опасные ритуалы или самоубийство — стоит позволить человеку быть верующим и торговаться с богом. Депрессия — это период, когда близким стоит проявить особенную внимательность. Эта стадия наиболее длительная и тяжелая.

Реакция горя
psyhodisease.ru

Психотерапия горя

Автор: Ольга Малинина – психолог, психодраматерапевт, арт-терапевт, тренер Московского института гештальта и психодрамы.

Для начала следует рассказать об этапах развития в психологии теоретических представлений о горевании и о том, как работали с потерями раньше.

Первая волна. Конечно, психоанализ и Фрейд с его работой “Печаль и меланхолия”. Эссе увидело свет в 1917 году и собственно с этого момента началось научное изучение горя. Автор рассматривал горе отдельно от депрессии и считал его особенным психическим состоянием. Также он ввел термин “работа горя”. З.Фрейд рассматривал переживание горя через привязанность либидо в утраченном объекте и потерей этого объекта. Он считал, что личность в этот момент проделывает работу печали. Она создает сильную душевную боль, но благодаря ей «Я» снова становится свободным. После завершения этой работы человек может заново построить новые отношения и возобновить повседневную жизнь. Энергия либидо таким образом переносится на новый объект взамен утраченного. Работа горя рассматривалась как эмоциональный катарсис, в котором скорбящий должен был освободиться от своего горя и двигаться вперед, оставив прошлое позади. В этот момент возникла и долгое время поддерживалась концепция, что горюющий должен выразить и прожить свои эмоции, связанные с утратой, а также сепарироваться с ушедшим для новой жизни.

Вторая волна. Эрих Линдеманн и его работа “Клиника острого горя”, вышедшая в 1944 году. Он проделал колоссальный труд по изучении реакций людей в состоянии острого горя, выявил разные его формы и первым ввел в обиход стадии переживания утраты.

Он выделял в своих трудах следующие положения:

  1. Острое горе – это специфический синдром, характеризующийся определенной психологической и соматической симптоматикой.
  2. Острое горе обычно возникает сразу же после кризисного события, но может быть и отсроченным во времени. Также оно может не проявляться явным образом или же проявляться в виде чрезмерной реакции.
  3. Может случаться так, что вместо типичного синдрома у переживающего горе наблюдается искажённая картина. Но каждая из них может представлять один из аспектов синдрома.
  4. Эти искажённые переживания горя могут быть изменены и трансформированы в нормальную реакцию горя, которая сопровождается разрешением, высвобождением непрожитых эмоций.

Э. Линдеманн выделил основные признаки горя: физическое страдание, поглощённость образом умершего, вина, враждебные реакции, утрата моделей поведения. Также он рассмотрел и представил пять форм горя:

  1. Искаженные реакции горя. Это тяжело болезненные реакции, носящие защитный характер. Они связаны с нежеланием или субъективной невозможностью осознать реальность потери, принять болезненные чувства и переживания в связи со случившимся.
  2. Хроническое или преувеличенное горе. Это состояние, когда симптомы усиливаются или затягиваются во времени.
  3. Отсроченное или запаздывающее горе. Проявляется, когда по каким-то причинам человек не может открыто переживать свое горе и симптомы горя осознаются и проживаются им спустя какое-то время по нормальному сценарию.
  4. Подавленное или сдержанное горе. Процесс горевания маскируется, подавляется, в связи с чем через какое-то время проявляется в психосоматических заболеваниях.
  5. Предвосхищающее горе. Процесс горевания в данном случае начинается до факта самой утраты из-за страха смерти или потери близкого человека.

Э. Линдеманн также выделил 4 стадии проживания горя:

  1. Шок: переживающий утрату не понимает или с трудом осознает, что случилось. Он чувствует оцепенение, ошеломление, шок.
  2. Протест и тоска: утративший ощущает напряжение и раздражение. Все рядом напоминает об ушедшем. Иногда на этой стадии может наблюдаться феномен «ложного узнавания», когда возникает иллюзорное переживания присутствия умершего, узнавания его среди других и т.д.
  3. Дезорганизация и страдание: четкое осознание факта утраты и переживание душевной боли в связи с ним, могут присутствовать депрессивные симптомы.
  4. Отделение и реорганизация: сепарация от потерянного объекта, возможность создавать новые отношения и восстановление прежней жизни.

В это время закрепляется идея о “нормальном” и “патологическом” горевании. Последнее возникает в случае подавления горя, поэтому участие консультанта или врача может способствовать облегчению выражения клиентом своих переживаний. Это помогает, по мнению Линдеманна, вылечить патологическое состояние неспособности прожить до конца процесс горевания.

Третья волна. В этот период основной упор делается на стадиях проживания горя. Представители: Э. Кюблер-Росс, Дж. Боулби, Дж. Ворден и сюда же можно включить и нашего Василюка Ф.Е. Итак, рассмотрим их всех. Дж. Боулби имел схожие с З. Фрейдом взгляды на горевание. Он считал, что при потере близкого человека происходит потеря объекта привязанности, а процесс переживания горя будет сходен с пережитым детским опытом отношений со значимым взрослым. Боулби разработал теорию привязанности, в которой он ввел понятие «поведение привязанности». Оно представляет собой инстинктивное поведение, формирующееся в период младенчества и имеющее цель получить близость с материнской фигурой. Поэтому, по его мнению, у утративших и появляется чувство гнева в первое время после потери объекта привязанности. Как и Фрейд, он вводит понятие печали, называя ее “хронической печалью”, которая проходит через определенное время. Весь процесс горевания является отражением феномена потери объекта привязанности – от попыток его вернуть до смирения с безвозвратностью утраты.

Дж. Ворден описал симптомы физиологического переживания горя. Он выявил их и описал в процессе обследования большого числа своих клиентов. Основные симптомы таковы: тянущее чувство в животе, сжатие грудной клетки, сжатие в горле, повышенная чувствительность к шуму, все кажется ирреальным, короткое дыхание, слабость в мышцах, недостаток сил, сухость во рту. В своей книге «Консультирование и терапия горя» Дж. Ворден предлагает свой способ работы с утратой. Он считает, что горюющий должен проживать горе через четыре задачи, выполнение которых может говорить о завершении работы горевания:

  1. Признать факт потери;
  2. Пережить боль потери;
  3. Наладить окружение, в котором ощущается отсутствие умершего;
  4. Выстроить новое отношение к умершему и продолжать жить.

В отечественной психологии проблему горевания изучал Василюк Федор Ефимович. Он предложил в данном контексте две парадигмы:

  1. Парадигма забвения. Это потребность в максимальном отрыве и отделении от образа ушедшего человека.
  2. Парадигма памятования. Этот процесс включает в себя две составляющие: трансформация и переструктурирование отношений с ушедшим и создание нового образа «Я» того, кто переживает потерю.

Василюк Ф. Е. выделил пять стадий переживания горя:

  1. Шок и оцепенение.
  2. Поиск
  3. Острое горе.
  4. Остаточные толчки и реорганизация.
  5. Завершение.

Он определял работу горя как постепенный переход горюющего из этапа пребывания в прошлом, где жив объект утраты, в настоящее. Этот процесс обуславливается поиском новых символических ролей для ушедшего и выстраиванием другого смысла отношений с ним в текущем моменте. Горевание помогает проанализировать прошлые отношения, заново выстроить воспоминания об образе умершего, найти новые смыслы и породить актуальную роль ушедшего в настоящем.

Также важной вехой в изучении процесса горевания стало исследование Э. Кюблер-Росс. Она исследовала особенности процесса переживания человека собственного ухода, а также реакции его родственников и близких на умирание. В результате она предложила концепцию психологических стадий умирания. Этих стадий пять:

  1. Отрицание.
  2. Гнев, озлобленность.
  3. Стадия переговоров, торги.
  4. Депрессия.
  5. Адаптация, принятие.

Позже эту концепцию расширили для описания переживания утраты вообще, не обязательно связанной со смертью. Эти периоды теперь рассматриваются как последовательное решение духовно-психологических задач при переживании кризиса, потери и т.д., вплоть до задачи раннего пробуждения по утрам: отрицание, гнев, торг, смирение, кофе.

В настоящий момент современные зарубежные исследователи не разделяют процесс горевания на какие-либо стадии, а рассматривают по отдельности определенный вид потери: потеря ребенка, супруга или партнера, родителя, друга, сиблинга, домашнего животного, суицид. Также сейчас большое значение придается исследованиям индивидуальных стилей горевания, важности сохранения связи с ушедшим, особенностям личных реакций, обусловленных культурными, социальными и прочими контекстами.

Четвертая волна в чем-то соглашается с построениями предыдущих трех, в чем-то нет. Если сказать одной фразой, в чем отличие новой волны от предыдущих, то слоганом будет «всё индивидуально». То есть исследователи говорят о комплексном и одновременно уникальном характере горевания у каждого человека. Считается, что на человека в процессе проживания утраты влияют:

  • социально-культурные особенности среды (у нас принято умершего хоронить, а у кого-то сжигать, на похороны обычно одеваются в черное или а где-то в белое);
  • прошлый опыт (это моя первая утрата или я похоронил почти всех близких, обычно при потерях мне помогали справится занятия спортом, а кому-то нужно копаться в огороде);
  • личностные особенности (кто-то очень экзальтировано реагирует на потерю, кто-то неэмоционален вообще, кому-то надо постоянно рассказывать о своем горе, кто-то молчит);
  • система верований и ценностей (кто-то верит в жизнь после смерти и знает, что еще встретиться с умершим, а кто-то считает, что смерть – это конец всему);
  • близкое окружение (в нашей семье принято горевать, собираться на поминках и вспоминать ушедшего, а у кого-то так не принято, кому-то близкие говорят: «нужно жить дальше, не распускайся и держись», а кого-то спрашивают: «что с тобой происходит и чем тебе помочь»);
  • и т.д.

Поэтому психолог в своей работе должен учитывать множество контекстов и выстраивать работу со скорбящим, понимая, что существуют разные реакции на горе, основанные на индивидуальных и социально-культурных различиях.

Итак, какие концепции психотерапии потери есть сейчас:

  1. Горе – индивидуальная реакция человека на потерю или острый кризис. Говорить о патологии горевания нет смысла, есть конкретный человек со своим особенным процессом горевания, которое по каким-то причинам проживается именно так. В его ситуации – это норма, возможно сильно отличающаяся от других случаев.
  2. Существуют индивидуальные стили горевания. Кому-то полезно отреагировать свои эмоции, а кому-то нет. Консультант смотрит, кому из клиентов что помогает и предлагает работать именно так.
  3. Стадии горевания существуют как абстрактная конструкция, которая не влияет на реальный процесс горевания. Кто-то их проходит именно так, как говорили когда-то исследователи, кто-то делает это частично, кто-то по несколько раз, а кто-то переживает нечто свое и чувствует совсем другие состояния. То есть консультант исходит из того, что нет универсальных и последовательных фаз горевания, а есть индивидуальный опыт скорби.
  4. Продолжение отношений с умершим – это нормальная практика в процессе горевания, вариант адаптации к потере. Возвращение к обычной жизни возможно без окончательной сепарации с ушедшим.
  5. Процесс горевания может сильно отличаться в зависимости от объекта потери и способа его ухода. Суицид близкого, хроническая болезнь ребенка, внезапная смерть партнера, ожидаемые похороны родителей – каждая из ситуаций имеет свои особенности в работе консультанта.

Стили горевания. Эту проблематику изучают Терри Мартин ( T.L. Martin) и Кеннет Дока (K.J. Doka). В своих работах они представили понятие «индивидуального стиля горевания», что подразумевает использование человеком когнитивных, поведенческих и эмоциональных стратегий для адаптации к потере. Они считают, что есть некоторый континуум, на одном конце которого находится «интуитивный стиль», а на другом – «инструментальный стиль», а между ними в разных пропорциях существуют «смешанные стили» горевания. Эти состояния отличаются внутренними особенностями проживания утраты и внешними проявлениями.

  • Интуитивный стиль – аффективный способ переживания горя. Горюющий выражает свои эмоции в полной мере, обостренно переживает утрату, старается разделить ее с другими людьми, чтобы справится со своей болью. Люди с этим стилем горевания могут достаточно длительное время выражать свои переживания после факта утраты.
  • Инструментальный стиль: когнитивно-поведенческий способ переживания горя. Горюющий сдержан в своих эмоциональных проявлениях, не выражает их открыто. Он переживают утрату через конкретные действия, пытаясь таким образом совладать с событием. Людям с таким стилем реагирования на потерю не помогает фокусировка на душевной боли, они обычно ориентированы на будущее, а не на проживание горя в настоящем времени. Они управляют своими эмоциями и предпочитают не переживать их открыто.
  • Смешанный стиль: сочетание интуитивного и инструментального стилей. Это самый распространенный стиль горевания. При нем человек одновременно демонстрирует пребывание то в одно, то в другом состоянии, осуществляя переход в зависимости от ситуации. То он невыносимо страдает от боли по своей потере и говорит, что не выдержит происходящего, то обсуждает, как распорядится наследством, то по прошествии многих лет обвиняет кого-то в утрате, заходясь в аффекте, то рассказывает смешные истории про умершего на похоронах.

Чем эти стили могут помочь нам, психологам, работающим с гореванием у клиентов?

  1. Обычно мы имеем дело с людьми, пришедшими выразить свои эмоции из-за своей потери, и как правило этот катарсис случается. У кого-то он бурный: с потоками слез, угроз, восклицаний, у кого-то тихий и почти незаметный. Кому-то необходимо раз за разом выражать накопившиеся эмоции в кабинете у психолога, а кому-то достаточно одной сессии. У людей с интуитивным стилем горевания будет много переживаний и перерабатываться они могут тоже долго. Условная норма «один-два года» для них не подходит. Такие клиенты иногда приходят с запросом, что им нужно где-то плакать время от времени и переживать свое горе. Близкие уже устали от постоянного выражения эмоций, а у горюющего осталась потребность проживать потерю.
  2. Но есть люди, которые не хотят таких катарсисов, им становится только хуже от постоянного фокусирования на их переживаниях. Они могут рассказывать истории о прошлой жизни с ушедшим, вспоминать о нем, решать проблемы, возникшие после утраты без погружения в эмоциональные пласты. Не всем клиентам необходим эмоциональный катарсис для освобождения от тяжелых внутренних переживаний. Им бывает достаточно обычного участия и внимательного слушания. Это их способ проживания потери: фокусирование на будущем и управление своим эмоциональным состоянием. Такие клиенты могут прийти по чьей-то наводке: «мне сказали, что со мной что-то не так, раз я не плакал на похоронах». Они будут считать, что необходимо что-то чувствовать, а раз таких чувств нет, то надо их разбудить и выразить.
  3. Сложнее всего понять, что нужно в данный момент человеку со смешанным типом. Он может нуждаться то в эмоциональном отреагировании, то в разговорах о том, что интересное его ждет впереди. С ним может сложиться ощущение, что человек «скачет» и не погружается в свое горевание до конца, но на самом деле, он так и проживает потерю: то так, то так. Такие клиенты встречаются чаще всего и их запросы про горевание могут быть любыми: от депрессивных реакций до желания все закончить и жить дальше.
macards.ru

Пять стадий переживания горя и психологическая помощь страдающему

Умение управлять своими эмоциями — важное условие для достижения желаемых целей. Сильные переживания, испытываемые, например, при утрате близких, являются серьезным испытанием для каждого. С точки зрения психологии существует 5 стадий переживания горя, которые необходимо пройти, чтобы вернуться к прежней жизни. Каждый самостоятельно выходит из тяжелого состояния, затрачивая на тот или иной этап нужное количество времени, и от первого (отрицания) до последнего (принятия) лежит большая пропасть. Ряд психологических методов поможет восстановить полноценное восприятие действительности.

Следует обозначить этапы, которые приходится преодолевать на пути к восстановлению душевного равновесия после расставания, утраты или страшного известия о неизлечимом заболевании. Специалисты выделяют следующие 5 стадий переживания горя:

  1. 1. Отрицание и шок.
  2. 2. Гнев.
  3. 3. Вина.
  4. 4. Депрессия.

Некоторыми психологами 5 стадий горя были дополнены шестой: «развитие». В результате прохождения всех этапов переживаний человек получает потенциал для развития, обретает зрелость.

Человек не верит в происшедшее, особенно если узнает об этом неожиданно. Подсознательный страх противостоит приятию действительности. Для этой стадии характерна бурная реакция в виде крика, возбуждения, заторможенности вследствие защиты от шока, отрицания неизбежного, но она не затягивается надолго, ведь рано или поздно приходится признать факты. Человек всеми силами пытается уточнить правду, надеясь на то, что известие ошибочно.

Страдающий избегает реальности, прерывает взаимодействие с окружающим миром и самим собой. Решения, которые он принимает, неадекватны, а поведение внушает сомнения относительно его психической полноценности. Например, тот, кто узнал о смерти родственника, может продолжать вести себя так, будто он еще жив.

Следующая стадия переживания горя — агрессия, гнев или обида. Негативные эмоции могут проявляться стремительно или нарастать постепенно. В конструктивном варианте негатив сконцентрирован на работе с причиной, повлекшей утрату. Такое поведение служит своеобразной формой защиты: наказание врагов, причинивших зло. Агрессия не является конструктивным средством переживания горя и направлена на себя, окружающих, судьбу, умершего.

Проявление гнева приносит временное облегчение: психика освобождается от нахлынувшего давления, и человеку становится легче. Известны случаи самоистязания, морального или физического — это гнев, направленный внутрь себя.

На этой стадии человек пытается взвалить вину за произошедшее на себя. Он словно сражается с судьбой, выпрашивая у высших сил иной итог событий. Возникает необходимость уйти в мир иллюзорного спасения, дождаться чуда, исключения, подарка судьбы. Вследствие этого человек склонен к занятию духовными практиками, поиску помощи в церкви.

Если близкие находятся в опасности, человек считает, что его поведение имеет какое-то отношение к случившемуся. В случае смерти дорогого человека наказывает себя и «ради искупления вины» готов на несвойственные ему действия — повышенное внимание к окружающим, занятие благотворительностью, уход в монастырь и тому подобное.

На этом этапе человек осознает неотвратимость потери. В состоянии скорби исчезает интерес к происходящему, на заботу о себе и близких нет энергии, повседневные дела игнорируются. Для депрессии свойственны снижение социальной активности, апатия, раздражительность. Жизнь утрачивает смысл, возникает потребность в антидепрессантах, решения принимаются под влиянием разрушительных эмоций. Не исключена попытка самоубийства.

Депрессия является самой длинной стадией переживания горя.

Независимо от тяжести страданий, принятие неизбежно. Осознание неотвратимости утраты происходит внезапно. Мышление человека проясняется, он становится способен посмотреть назад и проанализировать течение жизни, обсудить проблему с окружающими. Еще не наступает преодоление горя, но благодаря принятию человек близок к нормальному состоянию.

Восстанавливается привычный образ жизни, которая вновь начинает обретать смысл. Человек становится восприимчивым к радости и возвращается к повседневным делам, восстанавливает социальные контакты.

Для неизлечимых больных наступает период спокойного наслаждения благами, которые оставляет им жизнь. Они направляют свои ресурсы на завершение дел, общение со значимыми для них людьми. Пережившие смерть или расставание вспоминают тяжелое событие без острой боли. Горе сменяется грустью, благодарностью ушедшему за то хорошее, что было с его участием.

Указанная последовательность этапов переживания горя условна. Не все проходят ее в описанном порядке, кто-то останавливается на определенной фазе, и для улучшения состояния ему требуется квалифицированная помощь специалиста. А первый шаг в этом направлении — открытое общение по душам, проявление доверия, умение выслушать, а не увести человека от горя: прежде чем отпустить боль, ее нужно прожить.

На начальной стадии горя психологи рекомендуют отдаться нахлынувшим чувствам, позволить себе грустить, вместо того чтобы стыдиться и проявлять видимую храбрость. Поможет как уединение, так и встреча с другом, который выслушает: проговаривание наболевшего вслух способствует осознанию и избавлению от стресса и тяжелых эмоций.

На стадии компромисса страдающий ищет пути влияния на ситуацию, и специалисты в благих целях могут скрывать истинное положение вещей, но с этим нельзя переборщить: наступит время, когда потребуются силы для работы над собой, восстановления вместо веры в чудо.

На стадии депрессии, позволяя человеку выговориться, осознать, что он не один, важно внести в его жизнь новый смысл. Депрессия — неотъемлемый этап переживания горя, но близкие могут позаботиться о том, чтобы он не стал патологическим. Если человек начинает обдумывать самоубийство, нужно обратиться за психологической помощью и медикаментозным лечением, которое может назначить только врач.

Не стоит игнорировать физиологические последствия для организма: возможна бессонница, потеря аппетита, нарушение функций ЖКТ и сердечно-сосудистой системы, из-за чего снижается иммунитет.

Когда сильный всплеск эмоций все-таки произошел, нельзя снова закрываться от внешнего мира — надо идти навстречу новому, пребывать на природе, общаться с людьми и животными. Тогда горе постепенно начнет исчезать из жизни страдающего человека, уступая место созидательным процессам.

Боль — это естественная эмоция, и иногда только после тяжелых испытаний человек принимает произошедшее, отказывается от ненужного и понимает, что тратил время и энергию впустую, когда мог продолжать жить.

ПОНРАВИЛОСЬ ТО, ЧТО ПРОЧИТАЛИ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

doctorfeel.net

Реакции горя

Любое психотравматическое событие сопровождается какой-либо потерей (прежнего образа жизни, имущества) и реакцией горя, когда имеет место гибель друзей, родных и близких. С потерей близкого неизбежно сталкивается каж­дый человек. Спасатели и пожарные по роду своей деятель­ности сталкиваются с людьми, потерявшими близких.

Реакции горя включают в себя широкий спектр кли­нических, эмоциональных и поведенческих проявлений. В силу сложности подобных переживаний и необходи­мости взаимодействия с людьми, оказавшимися в по­добных ситуациях, знание спасателями и пожарными динамики реакций горюющего представляется важным для авторов. Этой конкретной теме будет посвящена спе­циальная глава.

Для горюющего человека характерны периодически воз­никающие приступы физического дискомфорта (спазмы в горле, удушье, учащенное дыхание, снижение мышечного тонуса и т.д.) и субъективного страдания (душевная боль). В этой ситуации человек может быть поглощен мыслями об умершем или о своей собственной смерти (Линдеман, 2002). Возможны легкие изменения сознания — чувство нереаль­ности, отгороженности от окружающих.

Процесс преодоления горя проходит стадии, которые являются универсальными для всех людей: Острое горе <около 3—4 месяцев)

а) фаза отрицания (поиска);

б) фаза агрессии (вины);

в) фаза депрессии (страдания и дезорганизации). Стадия восстановления <около 1 года)

а) фаза «остаточных толчков» и реорганизации;

б) фаза завершения.

Тяжесть переживаний при горевании может усугублять­ся некоторыми факторами:

дополнительной острой психотравмой, связанной с невозможностью опознания (тело сильно повреждено либо не найдено) — незавершенность отношений с умершим, невозможность отдать «последний долг» умершему;

невозможность проститься с умирающим в после­дние минуты его жизни, на похоронах (физическая отда­ленность, неприятие ситуации, внутреннее нежелание расставаться с человеком).

При затяжных реакциях горя возможно появление пси­хосоматических реакций.

Психосоматические расстройства

В рамках психоанализа при изучении соматических болезней делался акцент на исследовании психологи­ческого смысла болезни. Врач-психотерапевт Франц Александер выделил группу из семи «психосоматических» заболеваний: язвенную болезнь двенадцатиперстной кишки, язвенный колит, эссенциальную гипертонию, ревматоидный артрит, гипертиреоз, нейродермит и брон­хиальную астму.

Далее психосоматические заболевания были разбиты на нозологические подгруппы: нервно-психические, сердеч­но-сосудистые, желудочно-кишечные, болезни печени и почек, позвоночника, органов дыхания и прочие.

Были выделены особенности реагирования людей в разных жизненных ситуациях и соотнесены с имеющи­мися у них психосоматическими заболеваниями.

Так, считается, что «язвенному» типу людей свойствен­но «самоедство», то есть подавление в себе потребностей, не согласующихся с социальными требованиями. Такие люди отвергают потребности в зависимости, поддержке, сопереживании; не уверены в себе, прямолинейны, ка­тегоричны.

Гипертония встречается у людей, которым присуще выраженное стремление к успеху, одобрению, достиже­нию, повышенная ответственность*. Такая мотивация до­стижения часто сопровождается агрессивностью (зачастую подавляемой, так как ее не выгодно выражать открыто, важно одобрение других людей).

Бронхиальная астма встречается у людей с депрессив­ным фоном настроения, эмоционально чувствительных,

сенситивных, зависимых. Их самооценка занижена или неустойчива. До обнаружения многочисленных аллерги­ческих компонентов астмы это заболевание считалось «нервным».

Эти заболевания, а также ряд других (онкологические заболевания, туберкулез), в возникновении и динамике которых выявляется роль психологического фактора, от­носят к психосоматическим расстройствам.

Психосоматические реакции могут быть вызваны слож­ными (кризисными) ситуациями в жизни человека:

1. Стресс (интенсивный, продолжительного воздействия) Исследования «невидимого» стресса радиационной уг- розы (Тарабрина, 1996) показали, что переживание такого стресса ведет не только к возникновению ПТСР, но и кор- релирует с более высоким уровнем психосоматизации.

Анализ историй болезни 82 ликвидаторов последствий ава­рии на Чернобыльской АЭС выявил высокие уровни астено-невротических нарушений, вегетососудистой дистонии, гипертонической болезни, желудочно-кишечных заболева­ний, что соответствует общепринятому регистру психосома­тических расстройств.

2. Фрустрация (невозможность удовлетворения потребности)

Одним из психологических аспектов психосоматичес­ких расстройств является получение человеком «вторич­ной выгоды».

Это может быть «бегство в болезнь», когда человеку выгоднее быть больным. В нашей культуре к больному принято относится с уважением и заботой, он освобожда­ется от выполнения обязанностей, за ним ухаживают и ему оказывают внимание. Даже если сознательно человек не прибегает к таким способам привлечения внимания, то бес­сознательно, через болезнь, он может искать тепла и ласки.

Ребенок, одинаково любящий обоих родителей, кото­рые, однако, относятся друг к другу враждебно, не может найти иного выхода из дискомфортной ситуации, кроме как «уйти в болезнь», этим «сплотить родителей» и пере­ключить на себя их внимание и активность.

3. Конфликт интересов с неконструктивной стратегией выхода

В медицинской психологии рассматривают феномен враждебности в его связи с соматической заболеваемос­тью. Выявлена прямая корреляция враждебности и смер­тности в случаях тяжелых форм заболеваний. В этих случаях больший процент оставшихся в живых составля­ют люди, «картина мира» которых не враждебна.

4. Собственно кризисный период, связанный с тем, что человек не может разрешить проблему, не может уйти от нее, как это бывает в ситуации смерти близкого или тяжелой болезни.

Психологические аспекты кризисного периода отчет­ливо прослеживаются в ситуации онкологического забо­левания.

Ситуация опасного для жизни заболевания сходна с так называемым «информационным» стрессом. Травматична не столько сама ситуация заболевания, сколько субъектив­ные представления о том, что может произойти в будущем (ухудшение состояния, смертельный исход). Человека может разрушить само известие о диагнозе.

Людям свойственна «иллюзия бессмертия». Когда при­ходит болезнь, возникает острое ощущение непрожитос-ти жизни. Тяжелая болезнь срывает жизненные планы и замыслы (человек собирался защитить диссертацию, по­ехать отдохнуть, купить новую машину), человек злится на самого себя за то, что заболел. Рак воспринимается, как «предательство» со стороны тела (Семенова, 1997).

Тяжелое соматическое заболевание сопровождается физическими страданиями и затрудняет привычную жиз­недеятельность человека. Вследствие этого резко меняет­ся качество жизни.

Болезнь можно расценивать как кризисную ситуацию. В одних случаях болезнь может быть серьезным потря­сением, сохраняющим, однако, шанс вернуться к прежне­му образу жизни. В других случаях болезнь может стать кризисной ситуацией, перечеркивающей все жизненные замыслы: «выхода нет». Когда обстоятельства жизни из­менить невозможно (запущенные стадии заболевания), остается менять себя, делаться другим, менять жизнен­ный смысл.

Динамика эмоциональных реакций онкологического больного описана психотерапевтом, много лет проработав­шим в этой области, — Э. Кюблер-Росс (2001):

Шок от известия о болезни, который сопровожда­ется невозможностью двигаться, либо хаотичностью дви­жений.

Отрицание нового, невыносимого знания о себе. Слу­жит охранной функцией для психики, блокирует подклю­чение личностного ресурса.

Агрессия. Ощущение несправедливости: «Почему именно я?». Человек ищет и пытается найти причины бо­лезни. Обвиняет других. В основе этой реакции лежит страх.

Депрессия. Человек не верит в лечение, не видит в нем смысла, высказывает суицидальные мысли.

Принятие или «попытка сговора с судьбой». Приня­тие реальности болезни, сотрудничество с окружающи­ми, психологическое чувство облегчения, равновесия. Возникают новые смыслы, приходит чувство освобожде­ния. В некоторых случаях происходит обогащение, гармо­низация личности в процессе болезни.

Известны случаи, когда люди, узнав о том, что у них неизлечимое заболевание и дни их сочтены, решали до­жить остаток жизни так, как они мечтали, но в силу об­стоятельств не могли себе позволить, не растрачиваться на обиды и суету. Позволив себе ощутить вкус и радость жизни, люди избавлялись от симптомов заболевания и выздоравливали.

Преодоление кризисного состояния включает пережи­вание, позволяющее человеку разумно снизить ожидания от жизни и адаптироваться к новой жизненной ситуации. Преодоление становится возможным, если человек про­являет поисковую активность с подключением волевой саморегуляции. Особенно труден поиск выхода из ситуа­ции, в которой трудно прогнозировать, приведут ли потра­ченные усилия к какому-либо результату.

Вспомним сказку про двух лягушек, попавших в кувшин с молоком. Где одна сдалась сразу и, не попытавшись пред­принять усилий, пошла на дно и утонула, другая же реши­ла барахтаться, пока хватит сил. В результате сбила лапками молоко в масло и смогла выбраться.

Обобщая вышеизложенное о психосоматических реак­циях, можно сказать следующее.

Есть периоды в жизни человека и истории человече­ства, которые сопровождаются кризисными ситуациями, катастрофами, большим количеством сильных или про­должительных эмоций. Однако в эти моменты число пси­хосоматических заболеваний падает за счет активности, объединяющей всех людей.

Во время Второй мировой войны отмечалась снижение проявлений ряда заболеваний — уменьшилось число присту­пов шизофрении, язвы желудка и других заболеваний.

После периода активности следует период спада, во вре­мя которого и может возникнуть эффект капитуляции, отка­за от поиска, и в этот момент болезнь выходит на первый план.

Исследователи, изучавшие частоту психических нару­шений при землетрясениях, пришли к выводу, что после прекращения катастроф или стихийных бедствий у значи­тельной части пострадавших отмечается стойкое наруше­ние здоровья.

Так, в течение года после землетрясения в Манагуа количе­ство госпитализированных в психиатрической клинике увели­чилось в два раза, а невротические и психосоматические нарушения у пострадавших отмечались на протяжении ряда лет.

Известен «феномен Мартина Идена» (героя книги Дже­ка Лондона), который умирает на вершине успеха, достиг­нув того, чего хотел и кчему долго стремился. Пока человек находится в поиске, он не болеет. Остановка означает бо­лезнь и смерть.

Пока человек активен, положительно эмоционально настроен — болезни отступают. Это положение указывает на основной принцип профилактики психосоматических заболеваний.

Если стрессовое воздействие было умеренным и не­продолжительным, то повышенная тревожность и другие симптомы стресса постепенно проходят в течение не­скольких часов, дней или недель.

Если же стрессовое воздействие было сильным или травмирующие события происходили многократно, болез­ненная реакция может сохраняться на годы.

Травматический характер события зависит оттого смыс­ла, который оно имеет для личности. Важную роль здесь играет субъективная значимость события, формирующая­ся через отношение личности к угрожающей ситуации, мировосприятие, религиозные чувства, нравственные цен­ности, принятие на себя частичной ответственности за слу­чившееся.

Трагическое происшествие может нанести тяжелую травму одному и почти не затронуть психики другого.

Даже испытав схожие переживания, люди по-разному реагируют на ситуацию после ее завершения.

Если человек справляется с психологической травмой и извлекает из своего переживания важный опыт, он ста­новится гораздо более зрелой личностью. Вне зависимос­ти от своего возраста он будет психологически взрослее того, кто никогда не сталкивался с человеческой трагеди­ей, — будет больше понимать жизнь и лучше чувствовать других людей.

Вопросы и задания к главе 8:

Что такое «отсроченные реакции на стрессовую си­туацию»?

Что включается в понятие психическая травма?

Характеристика травматической стрессовой си­туации.

Условия восприятия человеком сильного стресса как травматического.

Факторы, влияющие на степень воздействия на че­ловека сильной стрессовой ситуации.

Стратегии поведения людей, получивших психичес­кую травму.

Феномен компульсивного поведения.

Динамика переживания травматической ситуации.

Условия возникновения ПТСР.

Группы риска развития ПТСР.

Симптомы депрессивного состояния.

Факторы, формирующие суицидальные намерения.

Факторы, усугубляющие тяжесть горевания.

Ситуации, вызывающие психосоматические реакции.

Общие механизмы преодоления ситуации тяжело­го психосоматического заболевания.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

studfile.net

Реакция горя

Реакция горя в рамках расстройств адаптации является суицидоопасным состоянием, особенно, если она вызвана по­терей значимого близкого человека. По данным статистики после смерти человека резко возрастает заболеваемость и смертность среди его близких родственников (от 40% и вы­ше).

В классификации МКБ —10 специально выделена рубрика 2 (факторы, влияющие на состояние здоровья и контакты со службами здравоохранения) для состояний, которые не отно­сятся к психическим расстройствам, но могут являться предметом внимания и лечения психиатров, психотерапевтов и психологов. К этой группе расстройств относятся неослож­ненная реакция утраты, вызванная смертью члена семьи или устранения его из семейного круга по другим причинам (263.4), которая является нормальной реакцией на утрату близкого че­ловека. Она представлена в виде субклинических депрессивных переживаний, которые могут сопровождаться анорексией, бессонницей, снижением веса. При неосложнен­ной реакции утраты может иметь место и чувство вины. Как правило, такая реакция на утрату соответствует культураль­ным представлениям о переживании горя и не является суицидоопасной. Пациенты редко обращаются за профессио­нальной помощью, а если приходят на консультацию, то в основном по поводу бессонницы и анорексии.

Неосложненная реакция утраты может возникнуть остро или быть пролонгированной (через два-три месяца). Некоторые авторы описывают и «печаль предвидения» — развитие реак­ции горя уже на этапе получения известия о фатальном заболевании близкого человека. Длительность неосложненной реакции утраты во многом определяется личностными характе­ристиками пациента, его окружением и социокультуральными традициями. Очень важно учитывать этнокультуральную спе­цифичность реагирования на стрессовые ситуации.

Реакция горя в рамках расстройств адаптации, в отли­чие от неосложненной реакции утраты, является клинически оформленным психическим расстройством, классифицируе­мым в МКБ —10 в рубрике Р4 (невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства). Выделяют 8 эта­пов реакции горя, которые были выделены и описаны А.Г. Амбрумовой, (1983) и Г.В. Старшенбаумом (2005). Моделью послужила наиболее типичная ситуация горя — смерть лю­бимого человека.

1- й этап — с доминирующей эмоциональной дез­организацией. Как правило, он длится от нескольких минут до нескольких часов и сопровождается вспышкой не­гативных чувств — паники, гнева, отчаяния. В поведении преобладает аффективная дезорганизация с временным ослаблением волевого контроля.

2- й этап — гиперактивности. Длительность 2-3 дня. В этот период человек чрезмерно деятелен, активен, склонен к постоянным разговорам о личности и делах умершего. В его психическом статусе доминирует эмоциональная ла­бильность с колебаниями настроения от дистимического с преобладанием тревожного компонента до эйфорического. Гораздо реже отмечается эмоциональное притупление без фиксации на переживании горя. На данном этапе могут иметь место неадекватные поступки (уходы из дому, нега­тивное отношение к родственникам и т. п.).

На 1-м и на 2-м этапах возможны истинные и импульсив­ные суицидальные попытки. Поэтому, в этот период необходимо постоянное присутствие кого-либо из близких, знающих покойного, которые могут поговорить о его доброде­тельности и вспомнить его положительные дела и поступки. Переживающего утрату необходимо побуждать к обсуждению его чувств и мыслей, позволять выплескивать свои эмоции. 150

3- й этап — напряжения. Его длительность — около недели. В психическом статусе преобладают психофизичес­кое напряжение, тревога. Внешне пациенты скованы, их лицо амимично, они молчаливы.

Психодинамически ориентированные психотерапевты трактуют поведение этих лиц на 2-м и 3-м этапах как отказ от внешнего мира, идентификацию с умершим и нежелание жить.

На этом этапе уже необходимо кризисное консультирова­ние, целью которого является оказание помощи в проработке и выражении аффекта горя. Проблема потери является цен­тральной на данном этапе. При необходимости пациенту назначают транквилизаторы и снотворные.

4- й этап — этап поиска, который протекает, как пра­вило, на второй неделе с момента утраты близкого человека. В психическом статусе доминирует дистимический фон на­строения, потеря перспективы и жизненного смысла. Умерший воспринимается пациентом как живущий: он гово­рит о нем в настоящем времени, мысленно беседует с ним, иногда случайных прохожих воспринимает как усопшего. В этот период возможны иллюзии, гипнагогические и гипно- помпические галлюцинации. Выделяют два варианта протекания четвертой стадии: тревожный и оппозицион­ный.

Тревожный вариант. У этих лиц в психическом статусе доминируют тревога, напряжение, озабоченность и преуве­личение проблем, которые возникли в связи со смертью близкого человека. Многие пациенты фиксированы на своем здоровье и зачастую обнаруживают у себя проявления болез­ни, от которой скончался усопший.

Оппозиционный вариант. У пациентов преобладают раз­дражительность, обидчивость, чувство враждебности и

напряжения к лечащим врачам и родственникам. Как прави­ло, подобная реакция отмечается у лиц, психологически зависимых от умершего, с выраженной амбивалентной реак­цией к нему при жизни: от любви до подавляемого чувства враждебности и агрессивности.

Личностный смысл тревожного варианта реагирования Г. В. Старшенбаум (2005) объясняет поиском утраченного лица в качестве защитника; оппозиционного варианта — по­иском объекта идентификации со значимым другим с целью отреагирования подавляемых раньше враждебных эмоций.

Как правило, именно на этом этапе возникает необходи­мость в консультации психиатра и при необходимости госпитализация в стационар. В зависимости от доминирую­щего в клинической картине психопатологического синдрома целесообразно назначение транквилизаторов бен- зодиазепинового ряда, трициклических антидепрессантов, снотворных. Однако психофармакотерапия является лишь трамплином к дальнейшей длительной и кропотливой пси­хотерапии. Она не должна назначаться длительно во избежание развития зависимости. Уже на первых этапах пребывания пациента в стационаре необходимо провести его кризисное консультирование и осуществить необходимые меры интенсивной опеки. Для этого целесообразно предпри­нять следующие шаги (С. Блох, 1997):

1. Перенесение ответственности. Пациенту предлагают временно переложить решение всех проблем и ответствен­ности на близких.

2. Организация решения неотложных задач (уход за деть­ми, решение вопросов о временной нетрудоспособности пациента и т. п.).

3. Удаление пациента из стрессогенного окружения. Сама по себе госпитализация уже является своеобразным удалени­ем, но она оправдывает себя лишь в случае помещения пациента в специализированный кризисный стационар, где осуществляется профессиональная кризисная психотера­пия.

4. Снижение уровня возбуждения и дистресса. Применяют­ся психотерапевтическое вмешательство и фармакотерапия.

5. Установление доверительных отношений.

6. Проявление заботы и тепла, оживление надежды.

5- й этап — отчаяния. Это период максимальных ду­шевных мук, который развивается, как правило, на 3-6-й неделе после потери значимого близкого. В психическом ста­тусе пациентов доминируют жалобы на бессонницу, тревогу и страх, высказываются идеи самообвинения, собственной малоценности и вины. Пациенты испытывают одиночество, беспомощность, отмечают потерю смысла жизни и дальней­шей перспективы. В этот период они раздражительны, отказываются от общения с близкими, зачастую подвергая их критике.

На высоте переживания очень часто возникает загрудин- ная боль, сопровождаемая выраженной тревогой и беспокойством. Пациенты склонны причинять себе боль, на­носить самоповреждения. В некоторых случаях они просят назначить им болезненные инъекции, готовы участвовать в различных психологических экспериментах, настроены на психокоррекционную работу. На этом этапе необходимо про­должать психофармакологическую терапию, адекватную психическому статусу пациента. Меры интенсивной опеки необходимо осуществлять постоянно. Психотерапевтическое вмешательство является первостепенным на этом этапе и должно бьгть направлено на оказание помощи в пережива­нии, выражении и переработке аффекта горя и на решение проблемы изменений в жизни пациента.

6- й этап — с элементами демобилизации. Этот этап наступает в случае неразрешения этапа отчаяния. В клинической картине у этих лиц преобладают невротические синдромы (чаще всего неврастенический и с преобладанием вегето-соматических нарушений), маскированные субдеп- рессии и депрессии. В этот период пациенты, как правило, малообщительны, сосредоточены на внутренних пережива­ниях, ими овладевает чувство безнадежности, ненужности,

одиночества. Они избегают контактов с окружающими, фор­мально беседуют с медицинским персоналом, отказываются от психотерапевтической помощи.

На этом этапе необходимость продолжения фармакотера­пии очевидна. Помимо этого, уже на этом этапе целесообразно включать больных в кризисные группы, где пациенты, уже пережившие подобные ситуации, делятся своим опытом преодоления болезненных эмоций, оказывают поддержку и внимание, что положительно воздействует на пациентов и способствует более быстрому разрешению этапа демобилизации.

7- й этап — разрешение. Как правило, длительность его ограничивается несколькими неделями. Пациент смиря­ется со случившимся, примиряется с этим и начинает возвращаться к докризисному состоянию. Мысли об утрате «живут в сердце». А. С. Пушкин охарактеризовал это состоя­ние «Печаль моя светла».

На этом этапе возможно прекращение терапии транкви­лизаторами. При хронификации тревожных расстройств и не редуцировавшихся депрессивных расстройствах лечение антидепрессантами целесообразно продолжить.

Психотерапевтические усилия должны быть направлены на решение проблем изменений (семейного положения, роле­вых изменений на работе и в семье, межличностных проблем и т. п.). На этом этапе целесообразен тренинг релаксации и выработка тактики адаптации к изменившимся условиям бытия.

8- й этап — рецидивирующий. В течение 1 года воз­можны приступы горя и отчаяния, сопровождающиеся депрессивными расстройствами. Провоцирующими факто­рами, как правило, бывают определенные календарные даты, значимые для личности (день рождения умершего, Но­вый год и другие праздники, впервые отмечаемые без близкого человека и т. п.), нестандартные ситуации (успех или неудача), когда возникает потребность разделить ра­дость или горе с близким человеком. Приступы горя могут 154

возникать остро, на фоне кажущейся стабилизации состоя­ния и могут завершаться суицидальными попытками, которые расцениваются окружающими как неадекватные.

В связи с описанными закономерностями протекания ре­акции горя поддерживающую психотерапию целесообразно проводить в течение года. Наиболее перспективно на этом этапе проведение поддерживающей психотерапии в пост- кризисных группах, работающих по принципу клуба для лиц, переживших кризисную ситуацию. Целесообразно про­ведение семейной психотерапии с участием членов семьи и близких людей.

Драматическим примером реакции на смерть близкого человека является поведение Жанны Эбютерн — подруги известного итальянского художника Амадео Модильяни. Она преданно ухаживала за больным Амадео. Едва ли не каждую ночь эта мужественная женщина, которая гото­вилась стать матерью, бегала по всему Парижу в поисках своего мужа — художника и страстного игрока.

На следующий день после его смерти Жанна, не пролив­шая ни одной слезинки, выбросилась из окна 6-го этажа. Друзья плакали и не верили, что любовь может быть смер­тельной.

Их похоронили рядом. На общей мраморной плите выби­то: «Амадео Модильяни. Смерть настигла его на пороге славы. Жанна Эбютерн. верная спутница Модильяни, ко­торая не захотела без него жить».

Для Жанны ее великая любовь была жизненным стержнем, и даже ребенок, которого она ждала, не смог восполнить утрату смысла ее существования.

Заканчивая главу, следует сказать, что клинически офор­мленные реакции и состояния, возникшие в результате стрессовых ситуаций столь многогранны, что порою их с тру­дом можно рубрифицировать и втиснуть в прокрустово ложе классификации психических и поведенческих расстройств. Типы преодолевающего кризисные ситуации поведения так­же многовариантны: они простираются от жертвенного до героического. Задача врача — помочь человеку преодолеть кризис. Изучая биографии многих Ученых и Врачей видишь, что порою их жизнь является лучшим примером героической поведенческой стратегии борьбы с кризисами.

Ярким примером последнего является борьба с многочис­ленными кризисными ситуациями и состояниями доктора медицинских наук, психолога Милтона Эриксона (1901-1980) — одного из выдающихся психотерапевтов прошлого столетия, учениками которого считали себя психо­терапевты, создавшие «школу эриксоновского гипноза», и авторы трудов по нейролингвистическому программирова­нию.

Милтон Эриксон страдал врожденным отсутствием цве­тоощущения, дизлексией (нарушение процесса чтения) и не различал звуки по высоте, в связи с чем не мог воспроизвести даже самую простую мелодию. В17 лет он заболел полиомие­литом. В своих «Обучающих историях» он писал об этом периоде:

«Понимаете, у меня было огромное преимущество перед другими. У меня был полиомиелит, я был полностью пара­лизован, а воспаление было таким, что ощущения были тоже парализованы. Я мог двигать глазами и слышать. Мне было очень одиноко лежать в кровати, будучи не в со­стоянии двигаться, и только смотреть по сторонам. Я лежал в изоляции на ферме, где кроме меня были семь моих сестер, брат, двое родителей и сиделка. Что я мог сделать, чтобы хоть как-то развлечь себя ? Я начал наблюдать за людьми и всем, что меня окружало. Я скоро узнал, что мои сестры могут говорить «нет», имея в виду «да». И они мог­ли сказать «да», подразумевая в то же самое время «нет». Они могли предложить одна другой яблоко и взять его об­ратно. Я начал изучать невербальный язык и язык движений тела».

Безнадежно больной Милтон Эриксон выздоровел благо­даря разработанной им системе реабилитации, элементы 156 которой в дальнейшем нашли свое отражение в его психо­терапевтических подходах.

В 51 год его вновь настигла болезнь, в результате кото­рой он был прикован к инвалидной коляске до конца своих дней: у него была парализована правая рука, он испытывал постоянные боли. Вопреки всем ограничениям, а во многом и благодаря именно им (в который раз жизнь предоставля­ла ему «огромное преимуществ перед другими» — быть тяжело больным), Милтон Эриксон стал признанным ав­торитетом в области групповой и краткосрочной терапии, гипноза и измененных состояний сознания. Он является автором многочисленных научных трудов, пред­седателем многих научных обществ, учителем Олдоса Хаксли, Ричарда Бэндлера, Джона Гриндера, Маргарет Мид. Прикованный к инвалидной коляске, он рассказывал свои обучающие истории пациентам, помогая им найти способы решения возникших проблем, зачастую вызванных кризисными ситуациями.

За день до смерти (в пятницу) он закончил недельный цикл занятий, оставил автографы на двенадцати книгах, попрощался со слушателями. В субботу он чувствовал себя немного уставшим. Рано утром в воскресенье у него внезап­но остановилось дыхание.

Он прожил 78 лет. В последний путь его провожали жена, четверо сыновей, четверо дочерей, внуки, правнуки и многочисленные ученики.

zakon.today
CATEGORIES
Share This