Книга манипуляция сознанием

Книга манипуляция сознанием

* Человек — существо социальное. Как говорил Аристотель, только боги и звери могут жить вне общества. Индивидуум — это абстракция, идеальное представление об изолированном человеке, которое сложилось в XVII веке при возникновении современного западного общества. Само латинское слово ин-дивидуум это перевод греческого слова а-том , что по-русски означает неделимый . На практике миф об индивидууме неосуществим, человек возникает и существует только во взаимодействии с другими людьми и под их влиянием. Ребенок, воспитанный дикими животными (такие случаи известны и изучены), не становится красавцем Маугли. Он — не человек и выжить не может. Не становится человеком даже ребенок, изолированный матерью от других людей.

* Значит, заложенная в нас биологически программа поведения недостаточна для того, чтобы мы были людьми. Она дополняется программой, записанной в знаках культуры . И эта программа — коллективное произведение. Значит, наше поведение всегда находится под воздействием других людей, и защитить себя от этого воздействия каким-то жестким барьером мы в принципе не можем. Хотя и попадаются такие дубовые головы, которые пытаются это сделать.

* Какой же вид воздействия на наше поведение мы определим как манипуляцию ?

* Ясно, что само это слово имеет отрицательную окраску. Им мы обозначаем то воздействие, которым недовольны, которое побудило нас сделать такие поступки, что мы оказались в проигрыше, а то и в дураках. Если приятель на ипподроме уговорил вас поставить на лошадь, которая пришла первой, то, получая в кассе выигрыш, вы не скажете: «Он мной манипулировал». Нет, он дал вам дельный совет.

* С другой стороны, не всякое воздействие, подчинясь которому вы оказались в убытке, вы назовете манипуляцией. Если в темном переулке вам приставили нож к животу и шепнули: «Деньги и часы, быстро», то ваше поведение очень эффективно программируется. Но обозвать незнакомца манипулятором в голову не приходит. Какой же смысл мы вкладываем в это понятие?

* Само слово «манипуляция» имеет корнем латинское слово manus — рука ( manipulus — пригоршня, горсть, от manus и ple -наполнять). В словарях европейских языков слово толкуется как обращение с объектами с определенными намерениями, целями (например, ручное управление, освидетельствование пациента врачом с помощью рук и т.д.). Имеется в виду, что для таких действий требуется ловкость и сноровка. В технике те приспособления для управления механизмами, которые как бы являются продолжением рук (рычаги, рукоятки), называются манипуляторами. А тот, кто работал с радиактивными материалами, знаком с манипуляторами, которые просто имитируют человеческую руку.

* Отсюда произошло и современное переносное значение слова — ловкое обращение с людьми как с объектами, вещами. Оксфордский словарь английского языка трактует манипуляцию как «акт влияния на людей или управления ими с ловкостью, особенно с пренебрежительным подтекстом, как скрытое управление или обработка» [6] .

* Таким образом, термин «манипуляция» есть метафора и употребляется в переносном смысле: ловкость рук в обращении с вещами перенесена в этой метафоре на ловкое управление людьми (и, конечно, уже не руками а специальными «манипуляторами»). Заметим, что с самого начала это понятие ограничивает понимаемый как манипуляция набор способов управления — им обозначается только управление с ловкостью и даже скрытое управление.

* Метафора манипуляции складывалась постепенно. Психологи считают, что важным этапом в ее развитии было обозначение этим словом фокусников, работающих без сложных приспособлений, руками («фокусник-манипулятор»). Искусство этих артистов, следующих девизу «ловкость рук и никакого мошенства», основано на свойствах человеческого восприятия и внимания — на знании психологии человека. Своих эффектов фокусник-манипулятор добивается, используя психологические стереотипы зрителей, отвлекая, перемещая и концентрируя их внимание, действуя на воображение — создавая иллюзии восприятия. Если артист владеет мастерством, то заметить манипуляцию очень трудно, хотя дошлые скептики смотрят во все глаза.

* Именно когда все эти принципы вошли в технологию управления поведением людей, возникла метафора манипуляции в ее современном смысле — как программирование мнений и устремлений масс, их настроений и даже психического состояния с целью обеспечить такое их поведение, которое нужно тем, кто владеет средствами манипуляции.

* Если выписать те определения, которые дают авторитетные зарубежные исследователи явления манипуляции (наши-то пока что ходят в подмастерьях, хотя на практике молодцы), то можно выделить главные, родовые признаки манипуляции. Во-первых, это — вид духовного, психологического воздействия (а не физическое насилие или угроза насилия). Мишенью действий манипулятора является дух, психические структуры человеческой личности.

* Одной из первых книг, прямо посвященных манипуляции сознанием, была книга социолога из ФРГ Герберта Франке «Манипулируемый человек» (1964). Он дает такое определение: «Под манипулированием в большинстве случаев следует понимать психическое воздействие, которое производится тайно, а следовательно, и в ущерб тем лицам, на которых оно направлено. Простейшим примером тому может служить реклама».

* Еще важный, хотя и не столь очевидный признак: к людям, сознанием которых манипулируют, относятся не как к личностям, а как к объектам, особого рода вещам . Манипуляция — это часть технологии власти, а не воздействие на поведение друга или партнера. Влюбленная женщина может вести очень тонкую игру, чтобы разбудить ответные чувства — воздействует на психику и поведение покорившего ее воображение мужчины. Если она умна и терпелива, то до определенного момента она проводит свои маневры скрытно, и намерения ее «жертва» не обнаруживает. Это — ритуал любовных отношений, конкретный образ которого предписан каждой культурой. Если речь идет об искренней любви, мы не назовем это манипуляцией. Иное дело — если хитрая бабенка решила окрутить простофилю. Беда в том, что различить эти два случая непросто.

* Не включаем мы в понятие манипуляции и этикет — воздействие на поведение окружающих с помощью иносказаний и умолчаний, языка знаков, понимаемых только в данной культуре. Если человек понимает знак, то смысл обращения ему ясен и намерения того, кто «воздействует на его поведение», для него секрета не составляют. Если англичанин спрашивает знакомого англичанина: «How do You do?» («Как вы поживаете?»), тот отвечает тем же вопросом, и они переходят к делу. А русский, как шутят англичане, в ответ на этот вопрос-приветствие начинает рассказывать, что у него жена заболела и сын, паршивец, стал плохо учиться.

* Русские в долгу не остаются и подшучивают над тем, как иностранцы не понимают простых вещей. В детстве я слышал шутку о том, как в Америке нашу эмигрантку из Одессы привели в суд:

* — Вы обвиняетесь в том, что украли курицу.

* — Нужна мне ваша курица.

* (Переводчик переводит судье: «Она говорит, что курица была ей очень нужна»).

* — В таком случае заплатите владельцу два доллара.

* — Здравствуйте, я ваша тетя!

* (Переводчик судье: «Она вас приветствует и говорит, что вы приходитесь ей племянником»).

* Когда человек обращается к другому с использованием приемов этикета повышенного ранга (например, утонченно вежливо), он, конечно, стремится повлиять на поведение партнера в свою пользу. Но это — не манипуляция, поскольку здесь не скрываются ни факт воздействия, ни намерения. Напротив, знаковый язык должен быть понятен, иначе попытка воздействия и не может быть удачной [7] . Без этикета и условностей, связанных с обманом, жить в обществе невозможно. Но, применяя правила этикета, мы вовсе не обращаемся с человеком как с вещью, мы его уважаем как личность. Этот вид «нас возвышающего обмана» мы в понятие манипуляции не включаем.

* Да и вообще, простой обман, будучи одним из важных частных приемов во всей технологии манипуляции, сам по себе составить манипулятивное воздействие не может. Лисица, выманивая сыр у Вороны, даже не может быть названа обманщицей. Она же не говорит ей: брось, мол, мне сыр, а я тебе брошу сырокопченой колбасы. Она просит ее спеть. Ложная информация, воздействуя на поведение человека, нисколько не затрагивает его дух, его намерения и установки [8] . Е.Л.Доценко в книге «Психология манипуляции» (М., 1996 г.) поясняет: «Например, кто-то спрашивает у нас дорогу на Минск, а мы его направляем ложно на Пинск — это лишь обман. Манипуляция будет иметь место в том случае, если тот, другой, собирался идти в Минск, а мы сделали так, чтобы он захотел пойти в Пинск».

* В уже упомянутой книге «Манипулируемый человек» подчеркивается эта особенность манипуляции как психического воздействия: «Оно не только побуждает человека, находящегося под таким воздействием, делать то, чего желают другие, оно заставляет его хотеть это сделать».

Книга манипуляция сознанием

* Вторая группа доводов связана с правами (свободами) потребителя. Принципом рынка, гарантирующим свободу воли каждого участ­ника сделки, является возможность принятия рационального ре­ше­ния. Это значит, что потребитель должен иметь возможность на­дежно знать, к каким последствиям для него приведет потребление данного продукта. Поэтому, например, так строго контролируется обозначение на упаковке товаров всех ингредиентов, особенно тех, которые могут оказать побочное, нежелательное воздействие или являются источником опасности при неправильном упот­реб­ле­нии. Отсутствие таких сведений рассматривается именно как на­ру­шение свободы потребителя — и за достоверным их сообщением сле­дит целая система государственной цензуры.

* Очень жестко контролируется рынок тех продуктов, которые меняют поведение потребителя, делая его «зависимым» от продукта — это лишает потребителя свободы, лишает его возможности при­ни­мать рациональные решения. К таким продуктам относится, на­при­мер, алкоголь, рынок которого нигде (кроме, наверное, РФ) не является свободным. Крайним выражением этого свойства некоторых продуктов являются наркотики — они до сих пор почти повсеместно запрещены к продаже. Почему же? А как же свобода, «не хочешь — не нюхай»? Дело в том, что человек, начав нюхать, быстро ста­но­ви­тся зависимым от наркотика и утрачивает свободу. Значит, продажу этого продукта государство запрещает с помощью насилия, часто весьма грубого.

* Подходя к проблеме с точки зрения интересов потребителя, Г.Шиллер усиливает приведенный выше тезис: «Можно ли рассматривать предприятия по производству образов, находящиеся под контролем банковского и промышленного капитала, как индивидуумов, обладающих неотъемлемыми правами? Конечно, нет. Более того, продукция культурно-коммуникационной индустрии нуждается в еще большем общественном контроле и проверке, чем обычные потребительские товары. И горе тому обществу, чья социальная политика не учитывает это важнейшее обстоятельство

* В целом за последние полвека преобладал процесс освобождения СМИ от контроля («свобода подавляла ответственность»). Сегодня показалось бы немыслимым заявление, сделанное в 1948 г. директором Комиссии по свободе печати США Р.Леем: «Концепция ответственности, доведенная до логического завершения, подразумевает выделение явно вредной категории безответственных массовых коммуникаций, которая не должна находиться под защитой самой свободы» [158] .

* Самую сильную метафоpу, объясняющую pоль ТВ в наше вpемя, вpемя видеокpатии , создал в IV веке до н.э. Платон. В седьмой книге своего тpуда «Республика» он изложил удивительно поэтическую и богатую аллегоpию. Вот она, в кpатком и бедном изложении:

* В пещеpе, куда не пpоникает свет, находятся пpикованные цепями люди. Они в этом плену давно, с детства. За спиной у них, на возвышении, гоpит огонь. Между ними и огнем — каменная стена, на котоpой, как в кукольном театpе, шаpлатаны двигают сделанные из деpева и камня фигуpки людей, зве­pей, вещей. Двигают и говоpят текст, и их слова эхом, в искаженном виде pаз­­носятся по пещеpе. Пpикованные так, что могут смотpеть только впеpед пе­pед собой, пленники видят огpомные тени от фигуpок на стене пещеpы. Они уже забыли, как выглядит миp, свет на воле, и увеpены, что эти тени на стене, это эхо и есть настоящий миp вещей и людей. Они живут в этом миpе.

* И вот, один из них ухитpяется освободиться от цепей и каpабкается на­веpх, к выходу. Дневной свет ослепляет его, пpичиняет ему тяжелые стpада­ния. Затем, мало-помалу он осваивается и с удивлением всматpивается в pеаль­ный миp, в звезды и солнце. Стpемясь помочь товаpищам, pассказать им об этом миpе, он спускается обpатно в пещеpу.

* Далее Платон pассуждает о том, как может пpоизойти их встpеча.

* Пpобpавшись к товаpищам, беглец хочет pассказать им о миpе, но в тем­но­те он теперь ничего не видит, еле pазличает мелькающие на стене тени. Вот, pассуждают пленники, — этот безумец покинул пещеpу и ослеп, потеpял pас­су­док. И когда он начинает убеждать их освободиться от цепей и подняться на свет, они убивают его как опасного помешанного.

* Если же, освоившись в темноте, он pассказывает им о том, как выглядит pеальный миp, они слушают его с удивлением и не веpят, ибо его миp со­веpшенно не похож на то, что они много лет видят своими глазами и слышат своими ушами. Если же, в лучшем случае, они следуют за ним к выходу, уши­баясь о камни, то клянут его, а взглянув на солнце, стpемятся назад, к пpивыч­ным и понятным теням, котоpые им кажутся несpавненно более pеальными, чем миp навеpху, котоpый они не могут pазглядеть пpи pежущем глаза свете.

* Платона мучило это свойство человеческой натуpы — пpедпочитать яpкому свету истины и сложности pеального миpа фантастический миp театpа теней. Но никогда его аллегоpия не сбывалась с такой точностью, как сегодня. ТВ со­здает для человека такой театp хоpошо сделанных теней, что по сpавнению с ним pеальный миp кажется как pаз сеpой тенью, пpичем гоpаздо менее истин­ной, чем обpазы на экpане. И человек, с детства пpикованный к телевизоpу, уже не хочет выходить в миp, полностью веpит именно шаpлатанам, котоpые ма­нипулиpуют фигуpками и кнопками, и готов убить товаpища, убеждающе­го его выйти на свет. Как сказал устами геpоя фильма «Заводной апель­син» pежиссеp Стэн­ли Ку­бpик, сегодня «кpаски pеального миpа человек пpи­знает pеальными толь­ко по­сле того, как увидит их на экpане» [159] .

* В 1996 г. в Риме вышла книга «Молодежь-людоед. Антология экстремального ужаса», которая привлекла интерес культурологов. Это — рассказы 10 молодых писателей (от 23 до 35 лет). С целью преодолеть скуку современного западного города, они создают новый тип литературы ужасов с описанием изощренных пыток и убийств. Что же привлекло внимание специалистов (они говорят о «культурной мутации»)? Тот факт, что это новое поколение писателей принципиально описывает лишь мир, воспринятый через экран телевизора, а не через личный опыт или чтение. Виртуальная реальность телевидения как источник художественного воображения — имитация имитации ! В этой литературе возникает и новый язык, за основу которого берется калейдоскоп образов телевизионной рекламы, информационных выпусков и клипов. Таким образом, телевидение как механизм отчуждения человека от жизни создает свою «вторую производную».

* Телевидение — это и особая технология, и особый социальный институт, чуть ли не особое сословие. Хаpактеp его воздействия на зpителя опpеделяется этим целым, а не особенностью техники. Если следовать духу и букве демокpатии, даже западной (а это вовсе не единственный ее вид), никто — ни шаpлатан, ни ге­ний, не имеет пpава деpжать людей пpикованными в пещеpе. Платон не уточ­няет, что за цепи были на людях, из какого матеpиала. Из железа? А может быть, цепи наpкотического воздействия пляшущих на стене теней? Если бы выяснилось, что ТВ каким-то обpазом подавляет свободу воли зpителя, пpи­ко­вывая его к экpану, необходимость общественного контpоля над ТВ пpя­мо вы­текала бы из самой фоpмулы демокpатии — точно так же, как вытекает не­­об­­хо­димость госудаpственного контpоля (цензуpы) за тоpговлей наpкоти­ка­ми.

* Президент Американского общества газетных редакторов Лорен Гилионе, выступая в 1993 г., сказал: «Репортажи новостей по телевидению всегда порождали сомнение, реально ли то, что в них представлено. Природа визуальных средств информации — развлекать, драматизировать, создавать сны наяву для массового зрителя — влияет на содержание информации. Мир фантазии смешивается с миром факта. Для многих людей то, что появляется на экране телевизора, становится реальностью» [160] .

* Почему Гилионе заговорил об этом в своей речи «Журналист завтрашнего дня»? Потому, что создание фиктивной реальности прямо связано с манипуляцией сознанием. Вот его гуманистический вывод: «Настоящие журналисты должны будут противиться давлению манипуляторов, диктаторов, «изобретателей», стремящихся размыть границу между действительностью и фантазией».

Книга манипуляция сознанием

«Манипуляция сознанием» — книга российского публициста и социолога [1] [2] [3] Сергея Георгиевича Кара-Мурзы, впервые вышедшая в 2000 году в издательстве «Алгоритм». Книга включается в учебные курсы по социологии [4] .

Обложка книги в твёрдом переплёте

Согласно рейтингу «Коммерсантъ-Деньги», вошла в список 20 самых продаваемых публицистических книг в России в 2008 году [5] . В октябре 2007 года, согласно рейтингу Zeitgeist компании Google вошла в десятку самых популярных в интернете русскоязычных публицистических книг [6] , войдя в том же месяце в список самых продаваемых книг по версии «Коммерсантъ-Деньги» [7] .

В книге С. Г. Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием» рассказывается о формах и методах «манипуляции сознанием». Под этим термином автор понимает программирование мнений и устремлений отдельных лиц и масс, их настроений и даже психического состояния с целью обеспечить такое их поведение, которое нужно тем, кто владеет средствами манипуляции. Подробно описываются предпосылки манипуляции и мифы общественного сознания, воздействующие на восприятие реальности индивидами.

Большое внимание уделяется влиянию общественных институтов, массовой культуры, а также средств массовой информации на формирование манипулятивной семантики и риторики — одним из инструментов манипуляции сознанием. Другие примеры манипулятивных техник воздействия включают сознание советского человека, мифы о советском строе, а также метафоры и стереотипы перестройки и государственного переворота августа 1991 года.

По мнению автора, человечество стоит на пороге создания такого типа общественного жизнеустройства, где главным и почти тотальным средством господства станет манипуляция сознанием. Главная цель книги — дать материал для того, чтобы каждый мог подумать о том выборе жизнеустройства, которое его ожидает.

Рекламщик А. П. Репьев считает, что у С. Г. Кара-Мурзы, в части психоанализа и так называемого «25-го кадра», «богатое воображение». На самом деле, по мнению рекламиста, 25-й кадр на подсознание не действует, не вреден, и законодательно запрещать его использование не надо. [8] Сам С. Г. Кара-Мурза полагает, что телевидение обладает гораздо более эффективными манипулятивными приёмами воздействия на сознание, нежели «25 кадр» [9] .

С марксистских позиций произведение критиковал российский журналист Скиф Рэд (Р. Баженов) в книге «Ампутация сознания, или немного воска для ослиных ушей» [10] .

Философ Александр Никифоров отметил: «Когда я прочитал книгу Сергея Кара-Мурзы „Манипуляция сознанием“, я перестал смотреть телевизор. Я понял, насколько легко из меня делают идиота». [11]

С. Г. Кара-Мурза в своём послесловии к книге от 12 июня 2005 года, говорит о том, что эмпирические иллюстрации, приводимые в книге, уже устарели и их нужно «обновить» с тем, чтобы данную теорию «можно было бы гораздо интереснее и нагляднее объяснить, привлекая нынешние, современные события, ситуации, приёмы».

В 2009 году вышла книга «Манипуляция сознанием 2» Сергея Смирнова, где соавтором был указан Кара-Мурза. Сам Кара-Мурза в ноябре 2009 года сказал: «Мое имя там поставили незаконно, за что издательство извинялось. Говорят, ошиблись. Надо было бы переделать „манипуляцию“ с новым материалом, но нет возможности. Много срочных проблем, их надо хоть вчерне разобрать. Жаль, что не было все эти годы возможности тщательно поработать над книгами, сплошная гонка. Вырастет новое поколение авторов, сделает лучше» [12] .

Книга манипуляция сознанием

* Эта книга носит не технологический характер. Это не руководство по практике манипулирования и не наставление по защите от манипуляции («самообороне без оружия»). Главная цель книги — дать материал для того, чтобы каждый мог подумать о том выборе, перед которым воспроизводств сегодня стоим. Это — не выбор президента, партии или даже политического строя. За всем этим стоит выбор жизнеустройства ( типа цивилизации ). Я-то лично думаю, что на самом деле для очень многих это выбор между жизнью и смертью, но не будем эту тему здесь развивать. Сегодня мы болтаемся между двумя типами жизнеустройства, и нас усиленно тянут и толкают к тому берегу, где манипуляция сознанием станет главным и почти тотальным средством господства, так что некоторое время спустя перед нами вообще исчезнет проблема и выбора, и борьбы.

* Те, кто не хотят такого исхода и готовы плыть искать другой берег, хотя бы и в тумане и даже плывя против течения (или хотя бы барахтаться на месте, пока не рассветет), могут найти в этой книги некоторые ориентиры. Есть фундаментальные, инерционные структуры, которые надо защищать, если мы не желаем быть вытащенными на берег манипулятивного общества. Эти структуры далеко еще не сломаны, их сохранение зависит от «молекулярной» поддержки всех нас, от массового пассивного сопротивления.

* Наконец, нужно принимать, почти насильно, как лекарство, укрепляющие культурные средства — все то, что несет в себе традиционное знание и символы. Прочитать «Тараса Бульбу» или томик пословиц, послушать русские романсы — это сегодня не удовольствие, а лечение. Впрочем, любая хорошая литература или музыка полезны, все сегодня читается другими глазами.

* Какими симптомами и признаками скрытой манипуляции может воспользоваться наше сознание и интуиция? В общем, они представлены в разделах книги. Напомню главные.

* Язык . Как только политик или диктор начинает говорить на птичьем языке, вворачивая малопонятные словечки вроде ваучера или секвестра — значит, идет манипуляция (возможно, «вторичная», когда и сам говорящий является марионеткой манипуляторов). Если бы говорящий желал, чтобы его сообщение было понято и осмыслено, а не заучено или внушено, то он сделал бы его доходчивым и построил в форме диалога. В нашей жизни, за исключением чисто профессиональных сфер вроде науки и техники, нет проблем, которые нельзя было бы изложить на доступном русском языке. Непонятные слова имеют или целью подавить слушателя фальшивым авторитетом «эксперта», либо выполняют роль шаманского заклинания и призваны оказать гипнотизирующий эффект. Бывает также, что они — прикрытие самой наглой лжи, как это и было, например, в случае с ваучером.

* В общем, язык — важнейшее диагностическое средство, недаром и врачи его смотрят.

* Повторение . Повторение — главное средство недобросовестной пропаганды. Потому оно и служит хорошим признаком ее наличия. Если вдруг начинают ежедневно мусолить одну и ту же тему или употреблять одни и те же словесные комбинации — дело нечисто. Еще . -. предупреждал: «. — . . — . . ? . ? . ? . . . ? . . . . . ? . . . . . . ». Повторение действует на подсознание, а его мы контролируем плохо. Следовательно, надо стараться зафиксировать сам факт повторения какого-то штампа в сознании , и тогда будет как бы включена сигнализация. А, опять завели почему-то ту же песенку — значит, держи ухо востро. Например, периодически наши просвещенные реформаторы поднимают плач по отсутствию купли-продажи земли, но никогда не объяснят толком, зачем им это нужно. Тут — заведомая ставка на внушение, поскольку никаких разумных доводов не существует, а теневой «социальный заказ» принят, да и деньги у заказчика, наверное, уже получены и истрачены.

* Дробление . Если политик или помогающее ему СМИ действительно желает объяснить гражданам какую-то проблему и получить их сознательную поддержку в каком-то вопросе, то он всегда изложит эту проблему в целостном виде, хотя бы и кратко. Проблему можно уподобить организму — у нее есть предыстория («родители»), она возникает и развивается, обретает «семью и потомков» — связанные с нею или порожденные ею проблемы. Когда она будет разрешена («умрет»), начнется новый цикл, жизнь следующего поколения — будущее. Политик, который манипулирует нашим сознанием, представляет нам вместо целостной проблемы ее маленький кусочек, да и его дробит на части — так, чтобы мы осмыслить целое и сделать выбор не могли. Мы должны верить ему, как жрецу, который владеет всем знанием.

* Да и в мелочах отсутствие стороннего комментария, который не составляет никакого труда получить, есть признак манипуляции. Такой комментарий не позволил бы идеологам создавать «нервозность». Если бы НТВ, «нашедшее» в Измайловском парке сумку с «радиоактивным веществом», попросило бы комментарий специалиста, то он сказал бы просто: «Граждане, не беспокойтесь, это дешевый спектакль». Зачем же это НТВ?

* Активизация стереотипов . Всегда должно вызывать подозрение, если взывающий к нам политик или деятель СМИ настойчиво обращается к нашим стереотипам, будит наше чувство какой-то общности, подчеркивая наше отличие от «них» — других . Стремление отправителя сообщений « стереотипизировать наше поведение », то есть добиться, чтобы мы воспринимали информацию и отвечали на нее в соответствии с нормами поведения определенной общности — верный признак манипуляции.

* Некогерентность высказываний . Это — важнейший признак, и он довольно легко выявляется даже интуитивно. Стоит только чуть-чуть быть настороже, как начинаешь ощущать: что-то тут не так. Концы с концами не вяжутся! Если в одной фразе проклинают советский строй за то, что пересохло озеро Арал, а в следующей его же проклинают за то, что пытался перебросить часть воды из сибирских рек в озеро Арал, -то, простите, ваши рассуждения некогерентны, и вы нас просто дурите. Или сами уже одурачены манипулятором более высокого ранга. Очень часто некогерентность есть следствие предварительной манипуляции, жертвой которой и стал данный оратор, но это не так уж важно — «вторичные» манипуляторы столь же вредны, хотя вина их идет по другой статье. Польза «вторичных», однако, в том, что у них некогерентность бывает более выпуклой, более вопиющей, потому что они сами ее уже не замечают [340] .

* Кстати, выявлять нестыковки в утверждениях политиков и СМИ — хороший и увлекательный интеллектуальный спорт. Уж если приходится смотреть телевизор и читать газеты, стоит им заниматься. Очень быстро глаз натренируется, и становится даже смешно смотреть, как пыжится Е.Киселев или Т.Миткова связать концы с концами в очередной идеологической утке. Упражнения на выявление некогерентности укрепляют системность мышления и охраняют ту университетскую культуру, которую дала нам школа. Это — важный способ противостоять накату мозаичной культуры, победа которой будет означать исчезновение русского типа мышления.

* Перейдем ко второй стороне нашей проблемы — правилам поведения , которые должны снизить нашу уязвимость к воздействию манипуляторов.

Источники:
Книга манипуляция сознанием
* Человек — существо социальное. Как говорил Аристотель, только боги и звери могут жить вне общества. Индивидуум — это абстракция, идеальное представление об изолированном человеке, которое
http://www.kara-murza.ru/books/manipul/manipul3.htm
Книга манипуляция сознанием
* Вторая группа доводов связана с правами (свободами) потребителя. Принципом рынка, гарантирующим свободу воли каждого участ­ника сделки, является возможность принятия рационального ре­ше­ния. Это
http://www.kara-murza.ru/books/manipul/manipul51.htm
Книга манипуляция сознанием
«Манипуляция сознанием» — книга российского публициста и социолога [1] [2] [3] Сергея Георгиевича Кара-Мурзы, впервые вышедшая в 2000 году в издательстве «Алгоритм». Книга включается в учебные
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BF%D1%83%D0%BB%D1%8F%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D1%81%D0%BE%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5%D0%BC_%28%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0%29
Книга манипуляция сознанием
* Эта книга носит не технологический характер. Это не руководство по практике манипулирования и не наставление по защите от манипуляции («самообороне без оружия»). Главная цель книги — дать материал
http://kara-murza.ru/books/manipul/manipul143.htm

(Visited 2 times, 1 visits today)

COMMENTS