Как вылечить депрессию навсегда

Как я вылечилась от депрессии

Этот текст выделяется из общего тона материалов нашего сайта. Он подготовлен не нами, а взят нами из ЖЖ. Это история молодой женщины, она описывает, как она страдала от депрессии и вылечилась от нее. Стилистику автора мы не правили, удалили лишь матерные ругательства, оставив в неприкосновенности весь остальной словесный мусор и жаргон. Мы понимаем, что нас читают самые разные люди, и кому-то, возможно, как раз такая стилистика будет близка. Тем более, что в целом история написана ярко и увлекательно.

В общем, так. Меня зовут Оля, я довольно молода и буду довольно молодой еще лет десять-двадцать, даже если продолжу бухать в лучших традициях русской интеллигенции. У меня нет (во всяком случае, пока) рака, спида, гепатита, рассеянного склероза и родильной горячки. Близорукость весьма умеренная, гастрит успешно залечен. Все мои родственники и друзья живы, плюс-минус здоровы и обитают далеко от зон каких-либо боевых действий. Я живу в Москве, и у меня хватает денег, чтобы каждый день покупать кофе в старбаксе (честно говоря, даже на сэндвич хватает, и еще остается). Я люблю смешные картинки, велеречивость, секс, текст, тыкать пальцем в закаты над Строгино и ни с хрена пить шампанское середь недели.

Я бы не стала так кудряво себя анонсировать, не будь всей этой разлюли-малине от роду неделя. В том смысле, что примерно неделю назад антидепрессант, который я принимаю, наконец-то достиг в моем организме нужной концентрации и начал действовать. Предшествовали этому знаменательному событию — внимание, сейчас будет драматический пафос — Три. Года. Долбаной. Пустоты. Если без пафоса, то у меня была самая обыкновенная депрессия, если образно — то это были три года в обнимку с дементором из «Гарри Поттера». Если в разрезе «на что я трачу жизнь свою» — три года, которые примерно с тем же успехом можно было пролежать в коме (хоть выспавшейся была бы, наверное). За эти три года я получила диплом, сменила четыре места работы, купила машину и научилась ее водить, еще что-то, еще что-то — короче, если проводить аналогию с комой или летаргическим сном, я неоднократно заслужила приз «Почетный лунатик».

ТРИ ГОДА. 1095 дней, которых как бы не было. Я тут недавно где-то читала, что, мол, 23 года — это самый лучший человеческий возраст. 22 и 24 наверняка немногим хуже, но мне этого уже никогда не проверить.

В общем, я имею сказать (и, как мне кажется, имею право сказать) о депрессии. Это слово используют все и постоянно, но я ни разу не видела в этих больших русскоязычных интернетах внятной попытки объяснить, что оно значит на самом деле (сбивчивые посты в тематических жж-сообществах и статья в википедии не счет). Впрочем, даже если кто-то уже все сказал, я скажу еще раз, потому что это важно и всех касается. Я начну с самого начала и, прошу прощения, это будет длинно (даже слишком длинно, наверное, с массой ненужных подробностей). Я еще напишу об этом сжато, емко и художественно, но пока что пусть будет хотя бы так. Пожалуйста, прочитайте, особенно если у вас депрессии никогда не было.

Для начала представьте, что у вас настоящее, очень сильное горе. Допустим, умер кто-то важный. Все стало бессмысленно и безжалостно, вы с трудом встаете с кровати и все время норовите заплакать. Вы плачете, бьетесь головой о стену (или не бьетесь — это уже от темперамента зависит) и вливаете в себя алкоголь. Все утешают вас, вам пододвигают тарелочку вот с этим крутым пирожным, которое вы так противоестественно сильно любите, и на третий-пятый раз вы, в общем-то, соглашаетесь разок его куснуть. Потом вспоминаете, что кредит невыплачен, собака невыгуляна, а еще вообще-то есть дело, которое надо делать, и, кстати, посмотрите, какой нынче закат над Строгино красивый, охренеть просто, а.

Депрессию часто описывают в духе «весь мир стал серым», но это вопиющая неточность. Мир остается цветным и многообразным, и ты это видишь, со зрением у тебя все в полном порядке. Просто теперь весь цвет и многообразие — это просто информация, от которой тебе никак, ВООБЩЕ НИКАК. Не интересно. Не вкусно. Не радует. Непонятно, почему должно радовать. Непонятно, почему радуются другие, зачем они шебуршатся, что-то там читают, куда-то едут, собираются группами более и менее трех человек. «Не для меня придет весна, не для меня Дон разольется» — это про депрессию. Не знаю, можно ли объяснить это человеку, который там, в депрессии, никогда не был: тебя не трогает как сам факт разлива Дона, так и его масштабы. Ручеек и океан не радуют совершенно одинаково. Бессмысленно копить деньги, чтобы уехать из этой гребаной гайморитной Москвы к морю — ты приедешь, уставишься на это море (синее, глубокое, теплое, бескрайнее, наполненное разноцветными рыбами) и подумаешь: «Ага, ну вот море. Цвет — синий. Глубина — столько-то метров. Температура — столько-то градусов. Протяженность — столько-то километров. Фауна — разнообразных форм и цветов. И?». Депрессия — это такая компактная персональная зима, которая всегда с тобой, как тот праздник.

То, о чем я сейчас написала — это, если что, умеренная такая депрессия, не тяжелая. То есть ты вполне в состоянии изображать вменяемого члена общества, ходить на работу, поддерживать какое-то количество социальных связей и автоматически, без интереса, потреблять простенький контент типа сериалов и развлекательных статей. Разумеется, все это дается не слишком легко, ты очень смутно понимаешь, зачем оно тебе нужно, ты ни на что не надеешься, ты тупо выполняешь некий набор действий (скорее всего, обильно заливаясь алкоголем по вечерам).

Кстати, депрессия может быть еще и тревожной. Это когда топор в твоей грудной клетке кто-то вдруг начинает раскачивать из стороны в сторону. Со мной это происходило каждое утро — я сидела под вытяжкой, прикуривала сигареты одну от другой и мучительно боялась всего, от далекого будущего до сегодняшней электронной почты. Иногда тревога нарастала ночью, я часами перекатывалась от края кровати к стенке и заставляла себя повторять: «Если я переживу это, я стану железной, если я переживу это, я стану железной, если я переживу это. ». Господа, это полный бред. Это тот случай, когда, то, что тебя не убивает, делает тебя просто менее живым, но никак не сильным.

И вот тут спрятана большая жирная подстава. Потому что после месяцев прокручивания через мясорубку твоя старая личность превращается в совершено однородный фарш. Ты очень смутно помнишь, кто ты, что ты любил и что доставляло тебе удовольствие (и доставляло ли что-то вообще). Это, конечно, не амнезия, просто ты достаешься себе в виде набора высушенных характеристик без всякого наполнения. «У меня аналитический склад ума». «Я чрезмерно эмоциональна». «Я умею и люблю писать тексты». Ты берешь эти слежавшиеся наборы слов, добросовестно напяливаешь на свой внутренний скелет и все, вроде бы, окей. С одной ремаркой: ты не помнишь, что «аналитический склад ума», вообще-то, раньше означал возможность приподняться над хаосом и увидеть в нем внятную структуру, и как это было кайфово, и как ты любил свой мозг за то, что он это умеет. И как вам с мозгом было интересно часами выстраивать цепочки аргументов, любоваться ими, рушить их и выстраивать новые. Не помнишь, что писать тексты — это священнодействие, боль и трепет, и как страшно случайно промахнуться и наделать в ткани языка безобразных дыр, и какое это острое счастье — все-таки поймать течение и аккуратно встроить свой смысл в ДНК слов. И что чрезмерная эмоциональность — это способность не раздумывая нырять в самые темные колодцы и пропускать через свою нервную систему такие разряды, от которых слон бы заколдобился, что кроме несовместимой с жизнью боли это такого же накала восторг, божественный свет и альпийские вершины, и особенное, мало кому доступное равновесие на тонкой дрожащей проволоке где-то между отчаянием и оргазмом. (Подставьте сюда любые другие характеристики, суть останется неизменной — вместо всей цветистости, которая раньше обозначала твое «я», у тебя есть только какая-то пыльная мешковина).

Но раз уж родился и решил не умирать — надо отвечать за базар и жить, думаешь ты. Поскольку само по себе это занятие тебя совершенно не интересует, скорее всего, рано или поздно ты вляпаешься во что-нибудь нездоровое. Депрессия — самое подходящее состояние, чтобы вступить в секту, двинуться на религии, податься в серийные убийцы или сесть на героин. С вышеперечисленным лично у меня как-то не сложилось, зато я хорошенько отожрала трех других, не менее стремных, депрессивных блюд.

Блюдо второе — бессмысленная и беспощадная работа. В историю с конструированием смыслов за три года депрессии я вляпывалась несколько раз, в работу — только один, зато со всего размаху. Когда смысл в очередной раз начал выскользать у меня из пальцев, я работала редактором в издательстве корпоративной прессы (чтобы иметь деньги, чтобы есть еду, чтобы идти к цели). Работа получалась у меня довольно хорошо, и когда цель лопнула, я просто продолжила ее делать — уже не «чтобы», а просто так. Я стала работать больше и лучше, потом еще больше, еще, еще. Я работала по пятнадцать, шестнадцать, восемнадцать часов в день. Я просыпалась ночью, открывала рабочую почту и отвечала на письма. Когда я не спала, я проверяла рабочую почту каждые три-пять минут. Утром я ехала в офис и работала, днем иногда выходила куда-нибудь с ноутбуком и работала за едой, или хотя бы отвечала на письма с телефона. Если в кафе не ловил вай-фай, у меня начиналась паника, я судорожно запихивала в себя еду и буквально бежала в офис. Я почти всегда уходила с работы последней, приезжала домой или в гости и продолжала работать до глубокой ночи, постепенно накачиваясь алкоголем до состояния, когда работать было уже невозможно и получалось уснуть. Пила я каждый вечер, потому что иначе зажим в грудной клетке начинал превращаться в старый добрый топор, а мне нужно было работать. В выходные я тоже работала, а если вдруг не работала, то чувствовала себя ужасно виноватой и пила в два раза больше. Я могла говорить только о работе (да и общалась только с коллегами). Через какое-то время меня повысили, и я пыталась работать еще больше, но больше было уже некуда, и я чувствовала себя виноватой, и пила, и спала по два-три часа, и постоянно боялась, что делаю что-то не так. Я не любила свою работу, не видела в ней никакого смысла, не получала от нее удовольствия, а зарплату тупо пропивала или отдавала маме, но продолжала фигарить. Я не стриглась, не покупала одежду, не ездила в отпуск, не заводила отношений. Изредка я шла одна в какой-нибудь бар, напивалась в труху, перекидывалась какими-то словами с первым попавшимся пьяным телом мужского пола и ехала к нему трахаться. В такси, увозящем меня домой из какого-нибудь Отрадного, я проверяла рабочую почту и уже не помнила ни имени, ни лица этого человека. Потом я перестала делать и это, и только работала, работала, напивалась и работала снова.

А потом просто пришел день, когда я не смогла работать — вообще, совсем, даже если очень поднажать. Нервное истощение было, видимо, настолько сильным, что я даже не помню, как объясняла начальству, что хочу уволиться, что делала вместо проверки рабочей почты и обсуждала ли с кем-нибудь произошедшее. Помню только абсолютную, стопроцентную, по пантону, пустоту внутри.

Блюдо третье — любовь вместо чумы. По мотивам этой истории я когда-нибудь напишу роман и сниму кино, над которым Канны взрыдают кровью, но сейчас речь не о захватывающем сюжете.

В общем, со мной случилась любовь. Нормальная такая любовь к живому и очень неидеальному мужчине, не слишком взаимная, отягощенная сложными обстоятельствами — ну, со всеми бывает. Но я-то жила в пустыне, за мутным стеклом, в мире без радости и желаний, при вечноотрицательной температуре. И тут стекло вдруг прояснилось, серотонин ударил прямо в мозг, температура подскочила до плюс сорока, впервые за долгое, долгое время я почувствовала, что что-то приносит мне радость. Что я чего-то хочу, черт подери. По-настоящему хочу, без всяких сложных умственных конструкций. И это что-то — вот этот человек. И все стало крутиться вокруг этого человека, и это было совершенно закономерно, потому что только идиот уйдет в пустыню от родника, и тридцать три раза плевать, какими там ядовитыми колючками этот родник обсажен.

Перед каждой встречей с мужчиной я знала, что на следующий день мне будет плохо, очень плохо. Мужчина считал, что наши встречи — это неправильно, и, проснувшись рядом со мной, был мрачен и холоден, и спешил уйти. Просить его остаться было бессмысленно, и мне оставалось только пить и плакать. Но накануне все это был не важно, потому что я его видела, и трогала, и говорила с ним, а еще был секс, какого раньше со мной никогда не случалось, а ночью можно было лежать и осторожно гладить его, спящего, по руке. Это была настоящая радость, и хотя горечи в ней было, наверное, больше половины, отказаться от нее было невозможно.

Это был бесконечный цикл отдалений и приближений, и в какой-то момент мужчина подпустил меня к себе очень близко, начал говорить мне всякие хорошие слова, обнимать меня как-то эдак нежно и даже включать в свои планы на ближайшее будущее. А потом вообще сказал, что я ему нужна, что он вроде как остается со мной. Тут нужно отметить, что я все это время очень старалась себя обмануть. Я говорила — человек не может быть для другого человека целью, смыслом и исходом. Если все это кончится, мне, конечно, будет очень больно, но я переживу. Если он уйдет от меня окончательно, я справлюсь (как именно — я предпочитала не думать). Люди добрые, никогда не лгите себе. Когда буквально через неделю после хороших слов о том, что я ему нужна, мужчина по телефону сообщил мне, что нет, он со мной не останется, и вообще вся эта мутная история окончена, я очень четко поняла, что нифига. Что человек может быть целью и смыслом, и вот сейчас, в эту секунду, цель и смысл от меня уходят. И я не знаю, как это пережить, и я не справляюсь. На этом месте со мной первый раз в жизни приключилась настоящая истерика — сознание просто вырубилось, и та ничтожная его часть, которая еще работала, слышала, как кто-то орет моим голосом «НЕТ НЕТ НЕТ». Потом я писала мужчине сообщения, кричала, плакала, смотрела в одну точку, ненадолго уснула, снова кричала. Потом меня стало тошнить — я блевала весь день, до тех пор, пока не уломала мужчину продолжать хоть как-то со мной общаться. Я готова была умолять, угрожать, валяться в ногах и цепляться за его штанины, потому что в мою грудную клетку уже воткнулся топор, а в мире нет таких унижений, которые были бы хуже, чем жизнь с топором в груди.

Вы не представляете, какой это шок — вдруг вспомнить, что опция «справляться с жизнью» включена в твою базовую комплектацию по умолчанию и не требует постоянных мучительных усилий. Жизнь, оказывается, можно просто жить, не напрягаясь, и даже корректировать по своему усмотрению. Когда к каждой твоей ноге не примотано по пушечному ядру, эта самая жизнь кажется легкой, как тополиный пух (который, кстати, я очень люблю, и который три лета подряд не могла заценить). Без этих ядер у меня столько сил, что я могу, как тот самый Мюнхаузен, запланировать себе на 8-30 подвиг, а на 13-00 — победоносную войну. Наверное, пора и правда завести ежедневник, потому что у меня теперь вечно не хватает времени. Все ненаписанные за эти три года тексты мучительно хотят, чтобы я срочно их написала, все непрочитанные книги мечтают стать прочитанными, а абортированные мысли — продуманными. Мне хочется разговориться со всеми людьми, мимо которых я прошла, не заметив их, и съездить во все те страны, куда меня звали, а я не поехала, отмазываясь безденежьем, а на деле просто не понимая, зачем это нужно — куда-то ехать.

А еще очень жалко себя. Не в смысле «никто меня не любит, пойду я на болото», а в прошедшем времени — очень жалко этого отважного человека, который ухитрялся не просто ходить с пушечными ядрами на обеих ногах, но еще и участвовать в каких-то забегах, и даже иногда брать в них какие-то места. И немного обидно — от того, что история трех лет моей жизни, героиня которой много страдала и очень старалась, оказалась историей болезни.

Я начала писать этот текст неделю назад, но специально не заканчивала его и никуда не вывешивала — я опасалась, что все это какое-то отклонение от нормы, неадекватность на фоне приема препаратов, гипомания, черт знает что еще. Я десять раз переуточнила у психиатра, точно ли со мной все нормально, прогуглила симптоматику гипоманиакальных состояний, поинтересовалась у знакомых, не выгляжу ли я странной. Если верить психиатру, гуглу и знакомым, а также моим собственным воспоминаниям о себе до депрессии (подкрепленным, кстати, письменными свидетельствами), то да, именно сейчас со мной все нормально. Я чувствую себя примерно так же, как большинство людей (с поправкой на восторг неофита, конечно) и это очень плохо укладывается у меня в голове. Три года, ТРИ ГОДА!

Понять, что депрессии больше нет, очень легко. А вот допереть до того, что это ее раньше не было, а теперь ты увяз в ней по уши, значительно сложнее. Я не могла допереть три года — и сейчас я просто не понимаю, как такое возможно. Я живу в столице и пью кофе в старбаксе, я образованна, имею доход выше среднего и неограниченный доступ к информации — и за три года так и не врубилась, что со мной что-то не так. Я даже ходила к психологам — и даже они ничего не поняли. Может быть, это были просто плохие специалисты, а может — это я оказалась хорошей актрисой и очень талантливо имитировала нормального человека. Я говорила: «Меня мучает совесть за совершенный поступок», «У меня сложные отношения с мамой», «У меня мучительные отношения с мужчиной», «Я ненавижу свою работу», но мне ни разу не пришло в голову сказать правду: «Меня ничто не радует и мне ничто не интересно». Я просто сама себе в этом не признавалась.

Берегите себя, пожалуйста. А если не убережете и начнется — шлите подальше всех, кто скажет, что вы просто тряпка, нытик, не нюхали пороху и беситесь с жиру. Даже не пытайтесь вылечить себя мотивирующими цитатами о ценности момента или надеждой на то, что все исправится, когда у вас будет больше денег, смысла или любви. Даже не думайте читать в интернетах статейки из серии «128 способов борьбы с депрессией», которые обычно начинаются со слов «учитесь видеть во всем хорошее». Закрывайте на хрен всю эту ерунду, идите к врачу и говорите все как есть, без рационализаций и «ну, на самом-то деле все не так плохо, это я так». Если у вас есть дети, берегите их тоже, расскажите им, что такое бывает. И у детей бывает тоже. Сейчас я понимаю, что депрессивные эпизоды, пусть сезонные и не очень продолжительные, случались у меня еще в начальных классах, а лет с 12 до 17 — вообще стабильно каждую зиму. Я была уверена, что это нормально — превращаться в холодное время года в отупевший замороженный полуфабрикат с прищепкой в груди и постепенно оттаивать к лету, писала об этом стихи и очень удивилась, когда пришла очередная зима, а мне почему-то было так же интересно и прикольно жить, как летом.

Это действительно стремно. Об этом действительно стоит писать на биллбордах, снимать социальную рекламу и рассказывать в школах. Депрессия — это вам не рак, конечно, от нее обычно не умирают, но с ней и не живут. Человек в депрессии ничего не может дать этому миру, он становится вещью в себе, и миру он не нужен точно так же, как мир ему. На депрессивного сотрудника не подействуют никакие навороченные системы мотивации. Бессмысленно пытаться насадить нравственность, патриотизм или ультралиберальные политические программы в депрессивного гражданина. Депрессивному зрителю бесполезно показывать потрясающее кино и крутить перед ним добротные рекламные ролики, призывающие купить киа рио и кока-колу.

«Плохо, ежели мир вовне изучен тем, кто внутри измучен».

Апдейт, который все-таки нужен этому тексту: он ни разу не про таблетки, правда. Но про них, похоже, стоит тоже написать. Три вещи (более или менее общеизвестных):

1. Таблетки — это не «сомы грамм и нету драм». Они не умеют распутывать застарелые внутренние конфликты, убирать из жизни стрессы и превращать ее в бесконечный праздник. Все, что они могут — ликвидировать ощущение зажима в груди, ангедонию и хроническое восприятие мира как хосписа (если они у вас действительно есть). Как следствие — больше не нужно бросать все внутренние ресурсы на то, чтобы справляться с самим фактом бытия, мозги проясняются и можно спокойно разобраться в себе и своих проблемах. Без психотерапии таблетки, скорее всего, будут иметь очень краткосрочный эффект, потому что вы неизбежно снова наступите на внутренние грабли, которые загнали вас в яму в прошлый раз.

2. По словам моего врача, мне очень и очень повезло — первый же назначенный антидепрессант мне подошел, помог и не дал жутких побочек. Иногда на подбор препарата, который сработает, уходит год или даже два.

3. Таблетки действительно нужны не всем. Самостоятельно поставить себе диагноз, надыбать где-нибудь антидепрессанты и жрать их горстями — феерический идиотизм, но ведь кто-то ухитряется так делать.

Статья помогла? Поддержите работу сайта!

Оставить отзыв Читать отзывы

Предыдущая беседа

Следующая беседа

Как вернуть радость жизни

Как оказаться в мире прекрасных людей, которые любят тебя

Кто нам навязывает навязчивые мысли?

Мама – дочери, которая убила себя

Жизнь – это поезд в никуда? Ответы на вопрос о смысле жизни (часть 1)

Антидепрессант №1

Смогу ли я убить «Я»? или Где живет Сознание

Анатомия страха

Потеряв все, не потеряйте себя!

Лечение депрессии
Группы смерти и Синий кит

Советы родителям: как обезопасить ребенка от суицида «через интернет»

Духовные оружия против страха

Две причины нелюбви к себе и их преодоление

Любить себя умейте

Счастье несчастных

Преодоление страхов через социальную позитивность

Делайте хоть что-нибудь, но делайте остервенело

Мы протягиваем руку помощи тем, кто хочет помощи. Принять или не принять помощь — личное дело каждого.

За любые поступки посетителей сайта, причиняющие вред здоровью, несут ответственность сами лица, совершающие эти поступки.

© «Победишь.Ру». 2008-2017. Группа сайтов «Пережить.Ру».

При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на www.pobedish.ru

Настоящий сайт может содержать материалы 18+

Лечим депрессию

Пожалуй, не найдётся человека, у которого никогда в жизни не было уныния и хандры. Погрустив денёк-другой, большинство из нас самостоятельно преодолевает это неприятное состояние. Но есть и такие, кто погружаются в депрессию всерьёз и надолго. Или вовсе не находят сил вынырнуть из опасного омута тоски и безысходности. Как помочь людям справиться с депрессией? Об этом нам рассказывает врач-психиатр, психотерапевт, невролог Игорь Михайлович Попов.

— Для начала определимся: что же такое – настоящая депрессия?

— Депрессия – это стойкое снижение фона настроения, с утратой способности переживать радость и с пессимистическим взглядом на происходящее. Всё вокруг кажется серым, исчезает интерес к жизни, одолевает апатия. Может появляться плаксивость, а при тяжёлых формах болезни – люди замыкаются в себе, становятся малообщительными и неохотно рассказывают о своих переживаниях. Депрессия входит в состав многих болезней как симптом, но может выделяться и в качестве отдельного заболевания.

Обычно диагноз депрессивного расстройства ставится, если указанные признаки наблюдаются не менее 2-х недель. А в особо тяжёлых формах болезни достаточно и более короткого периода времени.

— Почему возникает депрессия, и как много людей от неё страдают?

— Причин немало. Помимо внешних, к которым относятся стрессы, трагические события, проблемы в личной жизни или на работе, есть ещё и внутренние причины. Например, нарушение психических процессов может возникать вследствие «поломки» в организме человека и может быть не связано со стрессовыми состояниями. У ряда больных депрессия носит сезонный характер и возникает чаще всего весной или осенью.

По статистике, в России депрессивными расстройствами страдают около 6% населения. Но эти цифры недостоверны, поскольку за медицинской помощью обращается менее половины больных, а к профессионально занимающимся лечением депрессии врачам и вовсе попадает не более 25% больных. А ведь есть ещё не поддающиеся подсчётам субдепрессивные состояния, когда депрессия маскируется терапевтическими заболеваниями, являясь их первопричиной. И пациенты с такими проблемами, как правило, не обращаются за медицинской помощью, или приходят к обычным терапевтам, не подозревая, что им необходимо комплексное лечение, включая помощь психиатра и психотерапевта.

— Чем опасна эта болезнь, если её не лечить?

— Могут возникнуть негативные структурные изменения в организме. Хроническая депрессия может вызвать заболевания сердечно-сосудистой системы, ожирение, сахарный диабет, резкое ухудшение умственных способностей и значительное снижение иммунитета с развитием острых заболеваний и обострением хронических. Зачастую именно на депрессивной почве возникают такие болезни, как алкоголизм и наркомания. А в тяжёлых запущенных случаях депрессия может привести к суициду…

— В России мужчины любят «лечить» грусть-тоску алкоголем…

— И зря! К сожалению, большинство мужчин в нашей стране считают слабостью обращаться за помощью, рассказывать о своих проблемах и предпочитают «расслабляться» при помощи алкоголя. Но употребление спиртных напитков – это отнюдь не лечение, а лишь иллюзия улучшения, после которого наступает значительное ухудшение жизни.

При употреблении алкоголя на фоне существующей депрессии на начальных этапах может происходить некоторое субъективное улучшение фона настроения – эйфоризация, когда переживания отходят на второй план и становятся менее актуальными. Но такой эффект кратковременен, и в дальнейшем лишь усиливает тяжесть болезни, что приводит не только к усугублению её симптомов, но и к развитию алкогольной зависимости.

Нередко сама депрессия возникает вследствие употребления алкоголя. Снижается настроение и двигательная активность, затормаживаются психические реакции и умственная деятельность. Так, в состоянии «похмелья» у некоторых людей возникает подавленное настроение, угрюмость или чувство вины за излишне выпитое. Обычно это проходит за считанные дни, однако со временем может потребовать специального лечения. Гораздо опаснее депрессия, возникающая в состоянии абстинентного синдрома после длительного употребления спиртных напитков. Основные её симптомы: отсутствие удовольствия от жизни, ощущение однообразности, пресности, скучности и неинтересности происходящего вокруг. Жизнь кажется бесцельной и бессмысленной. Могут наблюдаться суицидальные мысли и попытки свести счёты с жизнью.

— В то время как у депрессирующего мужика рука тянется к бутылке или к ещё более опасным наркотикам, многие женщины идут в храмы и погружаются в религиозную жизнь…

— Женщины обычно более эмоциональные, чем мужчины, более склонны искать утешение и поддержку со стороны окружающих, и охотнее рассказывают о своих проблемах. А храм – одно из мест, где можно найти утешение и помощь. Церковь занимается своего рода духовной психотерапией. Сформированные за многие века молитвы и обряды дают верующему человеку духовную и психологическую поддержку. Соблюдение определённых ритуальных действий и получение «внутренней поддержки» является одним из способов снижения интенсивности проявления депрессивных расстройств, а в некоторых случаях и выхода из депрессии.

— Медитация – это использование специальных психотерапевтических техник и упражнений в составе духовно-религиозной или оздоровительной практики. Целями могут быть углублённое размышление, достижение состояния внутреннего сосредоточения или изменённого сознания. При медитации происходит значительное снятие психоэмоциональной нагрузки, и нормализуются функции организма. Главное – правильно использовать данную методику и во всём знать меру.

— Но можно ли вылечить депрессию раз и навсегда?

Депрессия может быть полностью вылечена, если она является проявлением острого заболевания или самостоятельной формой с острым течением. Тут необходимо отметить, что особенности реагирования нервной системы у человека остаются прежними, и при попадании в стрессовое состояние повторно, вновь возможны рецидивы. При этом может помочь психотерапия. Существуют разные методы психотерапии при лечении депрессии, которые подбираются врачом совместно с пациентом в каждом конкретном случае. Психотерапевт не только устраняет симптомы болезни и снимает психоэмоциональную нагрузку, но и помогает найти пути решения проблем и обучает «другому», более позитивному восприятию и преодолению тяжёлых стрессовых ситуаций, провоцирующих депрессию.

Другой эффективный метод лечения депрессии — рефлексотерапия. Лечебный эффект достигается за счёт воздействия на биологически активные точки тела, отвечающие за функционирование определённых органов и систем, вследствие чего происходит нормализация психического состояния и купирование депрессивных расстройств.

Также существует большое количество медикаментозных препаратов, купирующих депрессию. Но самостоятельно принимать их нельзя, данные препараты должны применяться строго по назначению врача и под его контролем. При лечении депрессии врач может рекомендовать не только отдельную методику, но и комплекс разных методик, дополняющих друг друга, ускоряющих лечение и осуществляющих последующую профилактику возникновения депрессии.

— А что делать, если нет денег на хорошего врача? Как помочь себе самому?

— Нужно «полюбить» себя и не забывать находить время для приятного времяпровождения, хобби, встреч с друзьями и всего того, что даёт вам положительные эмоции. Избегайте заведомо стрессовых ситуаций – например, не ставьте перед собой недостижимых целей и не беритесь за работу, которую не можете выполнить. Проводите больше времени с родными и близкими. Никогда не стесняйтесь просить помощи у окружающих! И, конечно же, нужно вести здоровый образ жизни. Это отличная профилактика депрессий, значительно снижающая риск их возникновения. Не отказывайте себе во сне и отдыхе, правильно питайтесь, соблюдайте режим дня, и больше двигайтесь (хороши прогулки на свежем воздухе, физические упражнения, принятие водных процедур). Человек, не отравляющий себя вредными привычками и поддерживающий хорошую физическую форму, легче переносит любые стрессы, и никакие депрессии его не сломят.

Android

Choose language Current version v.212.1

Источники:
Как я вылечилась от депрессии
Это история молодой женщины, она описывает, как она страдала от депрессии и вылечилась от нее. Стилистику автора мы не правили, удалили лишь матерные ругательства, оставив в неприкосновенности весь остальной словесный мусор и жаргон. Мы понимаем, что нас читают самые разные люди, и кому-то, возможно, как раз такая стилистика будет близка. Тем более, что в целом история написана ярко и увлекательно.
http://www.pobedish.ru/main/depress/kak_ya_vylechilas_ot_depressii.htm
Лечим депрессию
Пожалуй, не найдётся человека, у которого никогда в жизни не было уныния и хандры. Погрустив денёк-другой, большинство из нас самостоятельно преодолевает это неприятное состояние. Но есть и такие, кто погружаются в депрессию всерьёз и надолго. Или вовсе не находят сил вынырнуть из опасного омута…
http://alexey-x.livejournal.com/26868.html

COMMENTS