Интуиция и логика

ВЗАИМОСВЯЗЬ ЛОГИКИ И ИНТУИЦИИ

Первый логист, который обобщил взаимосвязь логики и интуиции был Пуанкаре. В совей книге “Ценность науки” Пуанкаре пишет, что он не отрицает огромную роль логических выводов в математическом творчестве либо в восприятии действительности. Но одной только логикой, как сущность, так и математика не исчерпывается. Необходим еще один род творчества, который столь безапелляционно отвергли логисты: интуиция. Кому же еще это знать, как не ему, интуитивному математику! Логика может только разворачивать, раскрывать то знание, которое изначально заложено в исходных посылках. “Чистая логика всегда приводила бы нас только к тавтологии; она не могла бы создать ничего нового; сама по себе она не может дать начало никакой науке”, — совершенно справедливо замечает Пуанкаре. психология убедительность аргументация познание

Аргентинский философ М.Булге пишет даже, что “интуиция – это коллекция хлама, куда мы сваливаем все интеллектуальные механизмы, о которых не знаем, как их проанализировать, или даже как их точно назвать, либо такие, анализ или наименование которых нас не интересует”.

Интуиция, конечно, существует и играет заметную роль в познании. Далеко не всегда процесс научного и тем более художественного творчества и постижения мира осуществляется в развернутом, расчлененном на этапы виде. Нередко человек охватывает мыслью сложную ситуацию, не отдавая отчета во всех ее деталях, да и просто не обращая внимания на них. Особенно наглядно это проявляется в военных сражениях, при постановке диагноза, при установлении виновности и невиновности и т. п.

Но интуиция как “прямое видение истины” не является, очевидно, чем-то неразумным или сверхразумным. Она не идет в обход чувств и мышления и не составляет особого способа познания. Ее своеобразие состоит в том, что отдельные звенья процесса мышления проносятся более или менее бессознательно и запечатлевается только итог мысли — внезапно открывшаяся истина.

Существует давняя традиция противопоставлять интуицию логике. Нередко интуиция ставится выше логики даже в математике, где роль строгих доказательств особенно велика. “Чтобы усовершенствовать метод в математике, — писал немецкий философ А.Шопенгауэр, — необходимо, прежде всего решительно, отказаться от предрассудка — веры в то, будто доказанная истина превыше интуитивного знания”. Б.Паскаль проводил различие между “духом геометрии” и “духом проницательности”. Первый выражает силу и прямоту ума, проявляющиеся в железной логике рассуждений, второй — широту ума, способность видеть глубже и прозревать истину как бы в озарении. Для Паскаля даже в науке “дух проницательности” независим от логики и стоит неизмеримо выше ее. Еще раньше некоторые математики утверждали, что интуитивное убеждение превосходит логику, подобно тому, как ослепительный блеск Солнца затмевает бледное сияние Луны.

Вряд ли такое неумеренное возвеличение интуиции в ущерб строгому доказательству оправдано. Ближе к истине был, скорее, А.Пуанкаре, писавший, что “логика и интуиция играют каждая свою необходимую роль. Обе они неизбежны. Логика, которая одна может дать достоверность, есть орудие доказательства; интуиция есть орудие изобретательства”.

Логика и интуиция не исключают и не подменяют друг друга. В реальном процессе познания они, как правило, тесно переплетаются, поддерживая и дополняя друг друга.

Логика, уточняя и закрепляя завоевания интуиции, вместе с тем сама обращается к ней в поисках поддержки и помощи. Логические принципы не являются чем-то заданным раз и навсегда. Они формируются в многовековой практике познания и преобразования мира и представляют собой очищение и систематизацию стихийно складывающихся “мыслительных привычек”. Вырастая из аморфной и изменчивой пралогической интуиции, из непосредственного, хотя и неясного “видения логического”, эти принципы всегда остаются интимно связанными с изначальным, интуитивным “чувством логического”. Не случайно строгое доказательство ничего не значит даже для математика, если результат остается непонятным ему интуитивно. Как заметил А.Лебег, “логика может заставить нас отвергнуть некоторые доказательства, но она не в силах заставить нас поверить, ни в одно доказательство”.

Логику и интуицию не стоит, таким образом, направлять друг против друга. Каждая из них необходима на своем месте и в свое время.

Внезапное интуитивное озарение способно открыть истины, вряд ли доступные строгому логическому рассуждению.

Однако ссылка на интуицию не может служить сколько-нибудь твердым основанием для принятия каких-то утверждений. Интуиция приводит к интересным новым идеям, но она нередко порождает также ошибки, вводя в заблуждение. Интуитивные догадки субъективны и неустойчивы, они нуждаются в логическом обосновании. Чтобы убедить в интуитивно схваченной истине – как других, так и самого себя, требуется развернутое рассуждение, доказательство [1].

Интуиция и логика

TOP5 Покер-румы

Бонус 100% до $600

Мгновенный бонус $20

Бонус 100% до $600

Бонус 100% до $500

Бонус 200% до $2000

Почитать!

Интуиция

Дойл Брансон, Лэйн Флэк и некоторые другие великие игроки были интуитивными гениями, своего рода «художниками за покерным столом». Они обладают таким же естественным чувством игры и необычайным умением читать своих противников, каким обладал Стю Унгар.

Мой словарь определяет интуицию как «процесс прихода к верному заключению без использования рассуждений или рационального мышления». Исходя из этого определения, можно решить, что интуиции нельзя обучиться таким же способом, как и логике. Когда-то я полагал, что интуиция – это просто редкий врождённый дар. Однако Дэвид Склански, профессор Артур Ребер и другие люди убедили меня, что интуицию можно развить, хотя и с помощью очень сложного и непростого для описания процесса. Многие люди называют интуицию «чутьём», и многие, мыслящие правым полушарием (отвечающим за творчество), даже не пытаются её анализировать.

Некоторые великие покерные игроки обладают следующим даром: они помнят, как вы разыгрывали какую-то конкретную руку, помнят выражение ваших глаз в тот момент или «чувствуют» вас по тому, как вы перебираете свои фишки, и на основании этой информации принимают абсолютно верные решения. Если вы спросите у них, как они это делают, они вряд ли смогут вам объяснить – для них это просто «чувство».

Мой словарь дает несколько определений этому понятию, и многие из них включают в себя такие эпитеты, как «формальное», «разумное», «определяемое» и «принципиальное». Важно то, что логические выводы делаются на основе недвусмысленных и чётко определенных методов, с помощью которых вы можете донести их до других людей. Таким образом, логическое мышление – это процесс очевидный, в то время как интуиция – наоборот.

Крис Фергюсон, чемпион Мировой серии покера 2000 года, Дэвид Склански и Мейсон Мэлмут – это классические примеры логически мыслящих людей. Они разбивают процесс принятия решения на несколько шагов, проводят последовательные рассуждения и всегда могут наглядно объяснить, как пришли к окончательному выводу.

В своей книге «Игра с положительным ожиданием» Склански, сравнивая важность «игры по картам» и «игры по соперникам», говорит следующее: «Есть и третий фактор, более важный, чем два предыдущих – логика. Когда я говорю о логике, я имею в виду формализованный образ мышления, который характеризуется частым использованием таких оборотов, как ? если. то. ».

Хотя я уже успел явно противопоставить интуицию и логику, это не два разных подхода; логика и интуиция – это две части одного целого. Чисто логический подход – это один конец континуума, а чисто интуитивный подход – это другой его конец. Большинство людей используют логику и интуицию вместе, и едва ли есть люди, использующие только что-то одно. Заметьте, что ни одна группа экспертов не находится в самом конце континуума. Даже такие строгие логики, как Мэлмут, Склански и Фергюсон, периодически пользуются интуицией или принимают решения, которые они не могут полностью объяснить. Аналогично, даже такие интуитивные игроки, как Унгар, Флэк и Брансон, иногда прибегают к логике. И хотя все они используют несколько смешанный подход, мы упростим вопрос и проигнорируем этот факт, чтобы ещё чётче противопоставить эти подходы. Но не забывайте, что это упрощение несколько искусственно.

Не ожидайте простого ответа на вопрос, который обсуждается уже больше двух тысяч лет. И логика, и интуиция имеют свои существенные преимущества, и, как и во многих решениях в покере, ответ на этот вопрос зависит от ситуации.

Логика обладает тремя главными преимуществами: исправимость, доступность в понимании и аддитивность.

Исправимость – если вы сделаете ошибку, то вам и окружающим будет понятно, почему она произошла, поскольку весь логический процесс последователен и очевиден. Если ваше основное предположение было неверным, вы сможете изменить его. Если процесс вашего рассуждения был неправильным, вы сможете вспомнить все свои действия, увидеть, что именно вы сделали не так, изменить свой метод и получить верный результат. Почти все научные журналы требуют детального описания методологии, с помощью которой проводилось исследование, чтобы читатели смогли увидеть сами, как были получены и сделаны те или иные выводы.

Поскольку интуиция не имеет однозначного определения и не является очевидной для понимания, то при использовании интуитивного подхода зачастую тяжело бывает сказать, почему была сделана та или иная ошибка. Это может приводить к повторению ошибок в будущем. Однако некоторые интуитивные люди в процессе принятия решения осознают, что что-то было сделано неправильно (даже если не могут точно объяснить, что именно), и затем вносят необходимые изменения в процесс.

Доступность понимания – логический процесс можно разбить на ряд небольших и чётко определенных шагов, которые другие люди легко смогут повторить и выучить. Архимеду потребовалась вся его гениальность, чтобы открыть принципы рычага и вытеснения воды, но сами эти принципы легко понятны даже ребенку. В университете многие из нас изучали основные научные методы, и некоторые из этих методов мы используем, даже не осознавая этого, ибо они стали естественной частью нашего мышления.

Некоторые интуитивные авторы не понимают, насколько низкую ценность имеют их советы. Они пишут: «Вот как я играю в таких ситуациях», но эти советы бесполезны для человека, у которого нет таких же талантов, как у них. В действительности, если игроки, не обладающие интуицией, попытаются применить эти советы на практике, то это пойдёт им только во вред.

Аддитивность – поскольку логике свойственна исправимость и ей можно научиться, логика также является аддитивной. Это значит, что мы можем строить свои размышления на работах наших предшественников. Сэр Исаак Ньютон, один из двух величайших физиков, сказал бессмертную фразу: «Чтобы видеть дальше других людей, мне пришлось встать на плечи гигантов».

Мы с вами знаем о физике, химии и любой другой науке намного больше, чем ученые предыдущих столетий. Мы считаем самолеты, телевидение, компьютеры и другие изобретения чем-то обыкновенным, но людям прошлого они показались бы чудом. Почти все существующие в нашем мире достижения медленно развивались на основе работ ученых и инженеров прошлого. Но хотя сегодняшняя наука и техника несоизмеримо превосходят науку и технику предыдущих столетий, искусство продвинулось за эти годы намного меньше. Едва ли кто-то станет утверждать, что творения сегодняшнего искусства лучше, чем работы Бетховена, Рембрандта и других бессмертных гениев.Поэтому интуиция не обладает тремя главными преимуществами логики – ей не свойственна исправимость, ей нельзя легко научиться, и она не является аддитивной.

Но интуиция имеет три своих больших преимущества: она способна идти впереди логики, она работает гораздо быстрее её и она может использовать логику и ее продукты.

Интуиция – процесс почти мгновенный. Интуитивные суждения и решения можно выносить, не прибегая к последовательности чётко определенных действий. В покере быстрота принятия решений может быть очень важной. На принятие большинства решений у вас не будет достаточно времени. При жёсткой необходимости быстро осуществить все необходимые логические действия, вы, вероятно, допустите некоторые ошибки. Кроме того, если вы возьмете дополнительное время для анализа ситуации, ваши противники смогут кое-что понять о характере вашей руки. Они смогут увидеть, что вы столкнулись со сложным решением, и попытаются использовать это в своих целях. Если бы Джон Дафи пытался логически думать перед каждым своим блефом, это бы замедлило все его действия, и его противники с большей вероятностью отвечали бы на его блефы.

Интуиция может использовать логику и её результаты – даже несмотря на то, что за интуицию отвечает правое полушарие мозга, интуиция может пользоваться логикой, числами, научными теориями, компьютерными симуляциями и всем остальным, что является продуктом действия левого полушария.

Покерные игроки прошлого полагались только на свое чутьё потому, что у них не было никаких твердых данных. Например, до определённого времени никто не пытался расположить стартовые руки по категориям, и никто не использовал компьютерные симуляции для розыгрыша карманных тузов против одного, двух, пяти или большего числа противников. Сегодня же почти все серьезные игроки, даже если они обладают большой интуицией, держат в своей голове шансы, знают результаты компьютерных симуляций и изучают отличную покерную литературу.

Эта способность комбинировать деятельность правого и левого полушарий является важным преимуществом интуитивных людей перед людьми с логическим складом ума наподобие меня. Поскольку их дар является врожденным и с трудом поддается развитию, они легко могут заимствовать что-то у нас, но мы обычно ничего не можем заимствовать у них.

Последнее предложение могло бы нас, логиков, огорчить, если бы мы не умели понимать и использовать свои собственные способности. Несмотря на то, что на протяжении многих лет я развивал свое правое полушарие, у меня нет такого интуитивного дара, и я, скорее всего, никогда его не получу. Так что из этого следует? Более важно вот что: что вам нужно делать в такой ситуации? Мы все должны предпринять три следующих действия:

1. Объективно оценивать себя.

2. Выбирать себе игры, подходящие нашим врожденным способностям.

3. Развивать и использовать эти способности.

Хотя некоторые и настаивают на том, что вы всегда должны использовать или только логику, или только интуицию, ответ на данный вопрос совпадает с ответом на большинство других вопросов в покере: «Зависит от ситуации». Основывайте свой выбор на объективной оценке самого себя и игр, в которые вы играете.

Объективная самооценка – центральная тема моей работы, и я постоянно буду к ней возвращаться, поскольку многие покерные игроки платят большую цену за то, что обманывают самих себя. Вне зависимости от того, на что вы больше опираетесь – на логику или на интуицию, вы должны осознавать потолок своих возможностей и работать в этом диапазоне. В противном случае, вы не добьётесь того, на что способны. Вы будете играть не в те игры и использовать не те стратегии.

Второй шаг – это общение с грамотными игроками, способными дать ценные советы по поводу вашей игры. Вы нуждаетесь в посторонней оценке, потому что абсолютно объективно оценивать самого себя не может никто. Попросите их покритиковать вашу игру и не обижайтесь, если они скажут нечто, что вам не понравится. Чем больше вам не нравится какое-то утверждение, тем в большей степени вам необходимо его услышать. Правда о самом себе может быть неприятной, но она является необходимой отправной точкой для любого развития.

Один из вопросов, который вы можете задать своим советникам и самому себе, звучит следующим образом: «Что для вас более естественно – интуиция или логика?» Обладаете ли вы некоторой интуитивной одарённостью, или же (как большинство из нас) вы должны полагаться на логику, так как развить её намного проще?

Полагайтесь на логику всегда, если только у вас нет явных доказательств того, что вы действительно обладаете хорошей интуицией. Более того, даже если ваша интуиция отлично развита, вам всё равно будет полезно объединить её с логикой. Сочетание интуиции и логики более эффективно, чем одна лишь интуиция. Логика в основном нужна в лимитных играх, особенно на низких и средних лимитах. В таких играх намного важнее часто выбирать правильные варианты розыгрыша, чем исполнять какие-то замысловатые приемы.

При грамотном использовании логика и дисциплина дадут вам небольшое преимущество над соперниками во многих мелочах, позволяя вам принимать правильные решения достаточно часто для того, чтобы выигрывать. Логический подход, в конечном счете, окажется эффективнее, поскольку очень многие игроки действуют нелогично. Вообще, некоторые игроки теряют деньги, пытаясь играть слишком творчески. Вероятно, вы тоже играли с такими «творческими гениями», которые проигрывают из-за своих дорогостоящих приемов, на которые никто не покупается. После этого они начинают сердиться на «идиотов», которые у них выиграли, а также на тайтовых, прямолинейных и «логических» игроков, которые просто сидели и увеличивали свой стэк с помощью невыразительной, но четкой игры.

К сожалению, многие люди переоценивают свои способности, и особенно такую сложную для оценки вещь, как интуиция. Они полагаются на интуицию, которой не обладают, тогда как должны учиться думать логически. Это напоминает мне телевизионные шоу, в которых высококлассные спортсмены выполняют сумасшедшие трюки на лыжах, мотоциклах и скейтбордах. Иногда телезрителей предупреждают надписью «Не пытайтесь повторить это самостоятельно». Но, несмотря на все предупреждения, многие дилетанты всё-таки пытаются повторить эти трюки, и некоторые из них калечат себя или вовсе лишаются жизни. Если в покере вы доверитесь интуиции, которой на самом деле не обладаете, это не убьёт вас и не сделает инвалидом, но может обойтись вам в кучу денег. Во-вторых, по мере вашего перемещения в более дорогие игры в лимитном покере, интуиция становится важнее, и особенно она важна в пот-лимитной и безлимитной игре. Чем выше ставки, тем больше игроков знакомы с шансами и стратегией, тем больше из них читают книги, играют логически и дисциплинированно. В таких условиях для получения перевеса необходимо обладать чем-то ещё, и наличие интуиции может стать именно тем, что поможет вам стать победителем.

Автор: Алан Скунмейкер из книги “Ваш злейший покерный враг”

Интуиция и логика в науке

2. Логика и интуиция в контексте развития античной философии и науки. 3

3. Интуиция и логика в контексте развития науки Нового времени. 9

4. Заключение. 15

5. Литература. 17

Данный реферат посвящен одной из центральных проблем теории познания – соотношению интуиции и логики в историческом развитии науки и научного знания. Важность этой проблемы, ее исключительная значимость может быть объяснена тем, что конечные формы научного знания ( научные открытия, теории, законы специальных наук, т.д.) и методы их достижения часто находятся в весьма противоречивых взаимодействиях между собой.

С одной стороны, ссылаясь на регулятивные принципы действия человеческого разума, вполне можно утверждать, что в том смысле, в каком наука определяется как способ истолкования событий или фактов, она совпадает с методом этого истолкования. Однако очень часто – особенно в социальных науках, – от этих принципов зависит судьба и выводы самого исследования. Более того, один и тот же фактический материал может привести к противоположным выводам при различном к нему подходе. Другими словами, мы ничем не застрахованы от такой ситуации, когда логически обоснованный метод способен подчинить себе фактический материал исследования или заставить человека принимать решения и действовать без четкого осознания конкретных условий и последствий своих поступков[1] .

С другой стороны, можно сослаться и на признание М.Борна, который недвусмысленно подчеркивал значение интуитивных поисков для достижения научной истины. “. В науке нет, – утверждал М.Борн, – философской столбовой дороги с гносеологическими указателями. . Мы находимся в джунглях и отыскиваем свой путь, посредством проб и ошибок, строя свою дорогу позади себя, по мере того, как мы продвинулись вперед”[2] .

Это высказывание М.Борна вполне можно расценить как своеобразную иллюстрацию философских положений З.Фрейда и А.Бергсона, которые расценивали интуицию как некоторый скрытый, затаенный и бессознательный первопринцип научного или художественного творчества.

Таким образом, постановка вопроса об интуиции и логике в науке, их значимом для научного исследования соотношении и роли в формировании идеалов, норм и образцов научного творчества важна прежде всего в контексте нашего понимания конечных целей и смысла развития самой науки, оценок добытых ею результатов, а также характера и допустимых пределов их применения в социальной практике.

ЛОГИКА И ИНТУИЦИЯ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ АНТИЧНОЙ ФИЛОСОФИИ И НАУКИ

Логика представляет собой науку о законах, формах и приемах познания мира на ступени абстрактного мышления, а также о языке как средстве такого познания. С точки зрения логики всякий процесс мышления представляет собой оперирование сложившимися понятиями и суждениями. Логика фактически постулирует некий общий мир, мир значений, в котором нет перегородок между умами отдельных индивидов.

Формально-логический аппарат познания состоит из определений, обобщений, ограничения и деления понятий, способности человеческого мышления к преобразованию суждений из одних форм в другие, логическому выведению одних суждений из других, обоснованию или опровержению одних суждений посредством других.

Античная философия, однако, в своем развитии опиралась не только на формальные логические средства, вырабатываемые ею для истолкования природы и всего многообразия предметов окружающего мира. Не менее значительным ее достижением вполне можно считать последовательно диалектическое учение о знании , с наибольшей последовательностью разработанное Платоном. Само знание Платон различает на две противоположных сферы – умную и чувственную, -с тем, чтобы в конечном итоге предположить и назвать различия в характере использования ума для получения наибольшей, как говорит Платон “причастности к истине и ясности созерцания идей”.

Так, по Платону, можно оперировать умом как умом, чистым умом, не переходя в чувственность. Можно, далее, пользоваться умом не для него самого, но лишь постольку, поскольку это необходимо для осмысления и осознания чувственных вещей или образов. Эти два вида познания Платон характеризует как умную сферу , в которой господствует принцип “созерцательной умности”. Отличие их состоит в том, что первый вид знания, или чистое мышление, хранит в себе все его непосредственно-созерцательное содержание, а второй вид – Платон называет его рассудком – отличается прежде всего дискурсивным употреблением “умных эйдосов” (или образов вещей) только как “гипотез” или “предположений” .

В чувственной сфере знания Платон также предположил два вида познания. Первую из них Платон называет “верой”. Ее действия ограничены способностью воспринимать и утверждать вещи как существующие[3] . Вторая чувственная способность состоит не в восприятии вещей, но в их представлении, в их мыслительном комбинировании и обработке. Это – не чистая мысль, поскольку здесь не присутствует оперирование с эйдосами, а только с чувственными вещами и их чувственными же образами. Но это уже и не просто “вера”, это мыслительная комбинация на основе “веры”, а по терминологии Платона – “подобие”.

Фактически в этом учении Платон утверждает иерархию средств познания на основании различения актуальных способностей души: мышления, рассудка, веры и подобия. Однако этого, как считал Платон, мало.

Центральным моментом всех его построений является принцип непосредственного созерцания, который осмыслен Платоном как руководство в обретении навыка в обозначении и построении логического содержания диалектики. Ибо по Платону быть диалектиком значит видеть всю полноту жизни как нечто целое. Быть диалектиком значит уметь вывести из этого целого каждый отдельный его момент и уметь возвести его к этому целому. Быть диалектиком значит быть зрячим не просто глазами, но и умом, быть чистым умом.

Формально поверхностное предубеждение против диалектики всегда будет настаивать на том, что невозможна ситуация, когда наша мысль есть чистое зеркало бытия, что выводы и суждения, сделанные в сфере чистого ума неверифицируемы, а зачастую странны, головоломны и отвлечены от реальности. Однако для самого диалектика все это только момент, – момент непосредственного созерцания или интуиции как чувственной формы самовыражения идей и смыслов, способной приучить ум к поискам истины.

С другой стороны, стоит прислушаться к Аристотелю, который именно в этом пункте своего аналитического исследования мышления настаивал на том, что исходные непосредственные и общие начала знания открываются в особых актах умозрения, или интеллектуальной интуиции. “Мы утверждаем, писал Аристотель, – что не всякая наука есть доказывающая наука, но что знание непосредственных начал недоказуемо”[4] . Однако Аристотель, верный аналитическим началам исследования мышления, само усмотрение общего в единичном истолковывал как итог процесса познания, отправляющегося от единичных фактов и назвал его индукцией. Поскольку непосредственные начала доказательства не выводятся из других истин, а открываются умом, то индукция есть не форма умозаключения, а метод исследования.

Итогом развития античной философии является представление познавательной деятельности человека в ее конститутивно-значимых формах. Способность логически обрабатывать материал познания, придавая ему определенность, организованность и строгость, а также возможность дискурсивного движения в этом материале осознается как рассудок. В пределах рассудка логические формы наделяются самостоятельным, самодовлеющим значением. Язык фиксирует логическую форму посредством констант и образуемых с их помощью отдельных фраз и их сочетаний – схем рассуждения (т.е. форм вывода, выражающих связь посылок и заключения). Схемы рассуждения могут воплощать и воплощают в себе самое разное содержание. Парадоксы и трудности всякого последовательного и логически строго построенного рассуждения заключается именно в его дискурсивности. Важно понять, что устанавливаемые в логике логические законы и правила логического перехода относятся к самой логической форме, но не языковому высказыванию как конкретному средству выражения мысли.

Дискурсивное познание вполне достоверно, однако чем больше шагов у доказательства, тем менее ясным оказывается вывод. И в античности, и в Новое Время предполагали, что “связующим звеном” каждого последующего шага дискурса является интуиция. Интуиция в том смысле, что последовательное движение мысли в дискурсе стремится обладать интуитивной очевидностью. И ограниченность рассудочного, дискурсивного познания состоит в том, что не всегда можно найти промежуточные идеи, которые можно было бы связать одну с другой с помощью интуиции во всех звеньях дедукции.

В дальнейшем логическое наследие философии и теории познания античности разрабатывались в европейской средневековой философии в обеих главных ветвях религиозной философии – схоластике и мистике. Однако только Новое Время дало толчок к развитию принципиально новых ценностей культуры и новой расстановке приоритетов в сфере познавательной деятельности человека.

ИНТУИЦИЯ И ЛОГИКА В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ НАУКИ НОВОГО ВРЕМЕНИ

В ХVII – XVIII столетиях наука постепенно отстаивает право самостоятельного суждения о природе и устройстве мира, а также о формах его изучения и исследования. Более того, Новое Время оказывается временем возникновения науки как социально-организованной силы, как особого способа производства знаний. Последнее поставило новые цели перед логикой и изменило характер философствования.

Бэкон предложил составлять таблицы присутствия, отсутствия и степеней изучаемых свойств отдельных предметов данного класса. Цель и задача этих таблиц состоит в том, чтобы осуществить “представление примеров разуму” и выделить схему сопоставления двух явлений с тем, чтобы найти и установить необходимую связь между ними. Сам Бэкон рассматривал свои таблицы как приемы открытия.

Заполнение таблиц требует знания фактов, и их собирание Бэкон считал важнейшей задачей науки. Более того, до конца жизни он работал над составлением “Естественной и Экспериментальной истории”, к которой стремился обнаружить логические пути открытия нового знания, общезначимого для развития науки и дальнейшего изучения природы.

В философском контексте необходимость существования вероятностной логики оправдывалось тем убеждением, что всякое положение, добытое при помощи опыта, не может быть безусловно необходимым, но может быть только вероятным.

Переосмысление в Новое время задач и целей самой логики, развитие самостоятельных логик, тесно увязанных с математикой и существующей в ней системой исчислений, заставило философов обратить внимание и исследовать своеобразие математического знания.

Как видим, понимание интуиции в Новое Время оказывалось принципиально иным, чем в предшествующей философии античности и средневековья. Отличие, в конечном итоге, сводилось к тому, что процедуры идеализации, т.е. процедуры мыслимого конструирования объектов, не существующих и не осуществимых в действительности ( простейший вид таких объектов – математическая точка или геометрическая фигура), уже не содержали в качестве своего основания ничего чувственного, но “демонстрировали” способность человеческого интеллекта к ясному и отчетливому усмотрению некоторых, – в частности математических, – истин. Интуиция в представлении рационалистов XVII века есть высшее проявление единства знания, и притом знания интеллектуального, ибо в акте интуиции разум одновременно и мыслит и созерцает. Тем самым интуиция оказывалась принадлежащей к роду познания логического.

Фактически в Новое Время складывалась и развивалась традиция, когда логик сознательно стремился “дистиллировать” путь человеческого познания, отбросив все, что не приводило к успеху. Тем самым логика стремилась создать нормы и стандарты самого постижения истины. Таким образом, в Новое Время изменились задачи логики – ее ядро отныне составляет разработка норм истинности и методов достижения нового знания.

Позитивизм, а затем и логический неопозитивизм ХХ столетия осознал проблемы и задачи логики в контексте решения проблем обоснования научного знания. Именно в этом плане, собственно говоря, логика выглядит “полезной”. Неопозитивисты сумели достаточно подробно проанализировать вопрос о структуре научного знания, проблему объяснения и предсказания в науке, вопрос о гипотетичности научного знания, т.д. Иными словами, сложившиеся в науке приемы и способы исследования получали описания в логике как некоторые регулятивные процедуры, и обратно, с точки зрения этих нормативных процедур подвергались анализу и оценке конкретные научные теории.

В данном реферате мы коснулись некоторых исторических аспектов достаточно сложной проблемы соотношения интуиции и логики в науке. Выбранный нами угол зрения на развитие этих средств познавательной деятельности в естествознании позволил описать эволюцию представлений об интуиции и логике и рассмотреть их значимость в становлении культуры мыслительной деятельности. Важно подчеркнуть, что основными выводами проделанного нами исследования могут служить следующие моменты:

-во-первых, осознание наукой средств своей познавательной активности было бы невозможно без философского подхода к рассмотрению основных проблем естествознания. А это значит, что философия и естествознание имели и имеют класс общих проблем именно в области методологии научного познания;

-во-вторых, европейская культура мыслительной деятельности

исторически складывалась под знаком постепенного преобладания логической необходимости. Ценность полученного наукой знания во многом была определена его объективностью и предметностью, его значимостью в смысле способности раскрывать закономерности во взаимосвязях природных объектов и тем самым предоставлять возможность предвидеть их изменения или изменять их в соответствии с конкретными целями и условиями практической деятельности человека;

-в-третьих, интуиция, как один из важнейших источников и средств научного творчества в контексте методологического анализа проблем естествознания практически не рассматривалась. Тем самым интуиция оказалась “стихийным”, т.е. никак не поддающимся рефлексии, средством организации и направления научного изучения, как правило, наиболее сложных проблем естествознания.

-в-четвертых, сложившуюся ситуацию в рефлексивном осознании соотношения интуиции и логики в науке нельзя признать удовлетворительной. В любом случае, она требует своего дальнейшего рассмотрения, изучения и обсуждения.

1. Асмус В.Ф. Проблема интуиции в философии и математике. М. Соцэгиз, 1963.

2. Кузнецова Н.И. Наука в ее истории. М., Наука, 1982.

3. Разум и культура. Труды международного франко-советского коллоквиума. М., Изд-во МГУ, 1983.

4. Степин В.С. Научное познание и ценности техногенной цивилизации. В журн. “Вопросы философии”., 1989, № 10, с. 3-18.

5. Философская энциклопедия. Тт. 1 – 5. М., “Советская энциклопедия”. М., 1960-1970.

6. Эрн В.Ф.. От Канта к Круппу. В журн. “Вопросы философии”. 1989, № 9. С. 96-108.

[1] Так, например, история свидетельствует, что известный последователь Канта, возвышенный В.Виндельбанд говорил на выборах: “Категорический императив Канта заставляет меня голосовать за национал-либералов!”.

[2] Борн М., Эксперимент и теория в физике. В журн.: “Успехи физических наук”, 1958, т. LXVI, вып.3, с. 374.

[3] Удивляться термину “вера”, который использует Платон для этого вида чувственного познания нельзя. Философ исходит здесь из той очевидности, что нельзя заставить человека признать что-либо существующим никакими силами, если он в это не поверил.

[4] Аристотель. “Вторая Аналитика”, I, 3, 72, в 18 – 20, русс. перевод, Л., 1952.

[5] В античной культуре миф был задан философии как нечто, ей предшествующее и содержащее символически и художественно выраженный универсум идей и образов. Благодаря систематически практикуемой рефлексии философия и “дистанцировалась” от мифа, и развила свое самостоятельное бытие.

[6] Любопытно, что изучение индукции было свойственно логическим системам Древнего Востока: и в индийской логике и в китайской философской школе Лао-Цзы довольно широко пользовались индукцией как методом наблюдения и средством осознания изменчивости мира. Индуктивную логику вполне можно рассматривать не как логику достижения истинного знания, но как логику постижения изменений в природе и человеческом мире.

[7] Р.Декарт. Избранные произведения. М., 1950, с.86.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта – спам опубликован не будет

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?

Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.

Интуиция или логика?

Интуиция выигрывает. Так мы часто принимаем решения интуитивно, а потом ищем логическое их обоснование. А после этого убедительно доказываем другим, почему мы приняли решение. С другой стороны, некоторые считают, что свои эмоции необходимо подавлять, а при поступках руководствоваться здравым рассудком. Необдуманные поступки считаются проявлением слабости. Эмоции идут за мыслью как овечки за пастухом. И всё таки, что важнее — интуиция или логика? На что можно полагаться в большей степени? Ответ не очевиден.

Эмоциональные решения и интуитивные решения — это не одно и то же. Интуитивные решения всплывают из подсознания. В понятиях тело, сердце, разум, дух, источник интуитивных решений — дух. Эмоциональные решения идут из сердца. Рассмотрим пример.

Ты в лабиринте. Всё обошёл, нет выхода. И тут находишь две ямы. Одна из них возможно ведёт к выходу. В какую прыгнуть?

Что тебе говорят эмоции? Не прыгай, а то застрянешь где-нибудь и твоя песенка спета. Страшно.

Что говорит интуиция? Прыгать в левую. Нутром чувствую, что выход там.

Что говорит логика (разум, интеллект)? Не достаточно данных для принятия решения. Если бы у тебя была карта и там было написано, где выход, ты бы пошёл туда. Здравый рассудок попросил бы твоё тело прислушаться, принюхаться, вглядеться повнимательнее, проверить, есть идёт ли ветерок в надежде получить больше информации.

Прошарив весь лабиринт, я бы прыгнул в левую. Однако решения, которые мы ежедневно принимает, зачастую не выбор между двумя решениями — или-или — обычно, вариантов очень много.

Тут ещё интересный аспект — когда спрашиваешь подсознание, то полученный ответ может принадлежать как интуиции, так и эго. Как различить? Стив Павлина в статье «Ask Steve: Intuition vs. Ego» предлагает свой способ определения, откуда пришла идея, от интуиции или от эго. Идея здесь связана с поляризацией: тёмный воин слушает эго, поляризуясь энергией из вселенной в сознание; светлый воин слушает интуицию, поляризуясь энергией из сознания во вселенную.

Я выбираю путь интуиции. Но чтобы ему следовать всецело, необходимо научиться доверять ей. На самом деле мы и так очень много решений принимаем интуитивно, а потом либо сразу действуем, либо находим рациональное обоснование решению, которые уже интуитивно считается «правильным». Важно только научиться различать, может это всё же эго подсказало решение.

Начинать надо с простых решений, последствия которых тебя не сильно беспокоят. Тем самым ты на с одной стороны, научишься доверять своей интуиции — голосу своего духа, а с другой стороны, начнёшь пожинать конкретные плоды быстрых решений. Например, есть несколько книг, которые ты бы хотел прочитать. Спроси интуицию, какую книгу мне стоит прочитать прямо сейчас? Просмотри её, убедись, что она тебе нравиться. Даже если разум говорит, что эта книга не столь полезна сейчас, как вот эта другая — не слушай разум. Доверяй своей интуиции.

Другие решения, на которых можно потренироваться: «как провести вечер?», «что скушать завтра на завтрак?», «чем больше всего я хочу заняться сейчас?». При этом можно тренироваться как на решениях, даваемых логикой, так и на решениях, даваемых интуицией. Первое решение — интуитивное. Последующие, являющиеся результатом анализа — логические. Через день можно посмотреть в дневнике результаты — какие тебе больше понравились — интуитивные или логические. Смотри на это как на состязание между интуицией и логикой — чьи решения побеждают в долгосрочной перспективе?

А чему ты доверяешь больше сейчас — интуиции или логике?

Источники:
ВЗАИМОСВЯЗЬ ЛОГИКИ И ИНТУИЦИИ
ВЗАИМОСВЯЗЬ ЛОГИКИ И ИНТУИЦИИ Первый логист, который обобщил взаимосвязь логики и интуиции был Пуанкаре. В совей книге “Ценность науки” Пуанкаре пишет, что он не отрицает огромную роль логических
http://studwood.ru/607745/psihologiya/vzaimosvyaz_logiki_intuitsii
Интуиция и логика
Логика или интуиция?
http://www.poker-expert.org/school/psixologiya-pokera/logika-ili-intuicziya.html
Интуиция и логика в науке
СОДЕРЖАНИЕ Стр. Введение 2
http://mirznanii.com/a/232683/intuitsiya-i-logika-v-nauke
Интуиция или логика
Интуиция выигрывает. Так мы часто принимаем решения интуитивно, а потом ищем логическое их обоснование. А после этого убедительно доказываем другим, почему мы приняли решение. С другой стороны, некоторые считают, что свои эмоции необходимо подавлять, а при поступках руководствоваться здравым рассудком. Необдуманные поступки считаются проявлением слабости. Эмоции идут за мыслью как овечки за пастухом. И всё…
http://lifeidea.org/2008/01/intuition-or-logic/

CATEGORIES
Share This