Интерактивная сторона общения

Интерактивная сторона общения. Общая характеристика

Интерактивная сторона общения – это условное понятие, которое включает характеристику компонентов, связанных с взаимодействием в нем людей, а также организацией их совместной работы. Ее изучает отрасль в социальной психологии, которая занимается социально-психологическим анализом. Речь идет о «символическом интеракционизме», основателем которого был Мид.

Ученый доказал следующие постулаты:

  • в социальной природе человеческого “Я” значительную роль будет играть общение;
  • личность формируется как сумма реакций психики человека на мнения всех окружающих и в процессе совместной деятельности;
  • самым основным является ситуация взаимодействия и интерактивная сторона общения.

В современной же психологии большее внимание уделяется следующим положениям.

Во-первых, типологию взаимодействия в общении можно разделить на два основных вида – конкуренция и кооперация. Первый подразумевает, что люди будут ставить свои интересы превыше всего, второй же – стремиться к общим целям.

Во-вторых, интерактивная сторона общения включает в себя наличие общественного контроля. Он осуществляется за счет системы социальных образцов и норм, которые приняты в данном обществе. Они регламентируют все социальные взаимоотношения и взаимодействия.

В-третьих, каждый человек должен ориентироваться на эти нормы и соотнести свои действия с ними. Далее он будет отбирать необходимые, правильные и те, которые регулируют взаимоотношения с другими людьми.

В-четвертых, интерактивная сторона общения включает в себя ту систему ролей, которые исполняет каждый человек при взаимодействии дома, на работе, с друзьями и близкими. Очень часто они сталкиваются между собой, потому что приходится расставлять приоритеты. В результате очень часто возникают конфликты.

Их чаще всего изучают именно тогда, когда рассматривается интерактивная сторона общения. Психология выделяет две большие группы причин возникновения конфликтов:

Остановимся более подробно на их характеристике. Предметно-деловые причины появления конфликтов возникают, когда во взаимодействии затрагиваются материальные интересы. Личностные же – чаще всего касаются чувства собственного достоинства и самоуважения.

Затянутый конфликт приводит к появлению смыслового барьера, когда происходит несовпадение мнений, требований, приказов, а дальнейшее общение приводит только к усугублению ситуации.

Интерактивная сторона общения имеет три основных фактора, которые оказывают важное значение. Речь идет о дистанции между людьми, взаимной ориентации, наличии внешних барьеров. Необходимо охарактеризовать каждый из них.

Дистанция между людьми будет зависеть от специфики их взаимодействия. Так, при произнесении приятной информации другому человеку, мы стремимся подойти ближе и заглянуть ему в глаза. И, наоборот, в неприятной ситуации будем стараться подальше отойти.

Ориентация подразумевает особенности расположения собеседников по отношению друг к другу. Например, “лицом к лицу”, либо же “лицом к затылку” и прочее.

Очень важным является зрительный контакт. Как показывают исследования, человек будет смотреть в глаза своему собеседнику, если захочет показать преданность и любовь. Либо же при желании продемонстрировать силу и агрессию.

Внешний барьер будет способствовать ухудшению качества взаимодействия. При налаживании отношений рекомендуется удалять стулья, столы, сумки и прочее.

Поэтому очень важной является интерактивная сторона общения. Психология каждого человека должна постоянно приспосабливаться к ее особенностям, чтобы взаимодействие было более продуктивным.

Интерактивная сторона общения

Общение – крайне важная часть человеческой жизни. С его помощью люди могут удовлетворять свои главные потребности и выражать отношение друг другу, действовать сообща и ставить большие совместные цели. Поэтому общение всегда представляло немалый интерес для исследователей. Изучая его структуру, они выделили коммуникативную, интерактивную и перцептивную стороны общения.

Характеристика компонентов общения

Коммуникативная составляющая подразумевает коммуникацию в узком смысле слова, т.е. касается исключительно обмена информацией между собеседниками.

Перцептивная – характеризует их восприятие друг другом в процессе общения. В результате этого восприятия возникает взаимопонимание и взаимодействие людей.

Интерактивная же сторона общения заключается в обмене не только информацией, но еще и действиями. Вступая в контакт, собеседники узнают друг друга и находят точки соприкосновения, организуют совместную деятельность. Именно так и проявляется интерактивная функция общения.

Иногда эти составляющие можно встретить под другими наименованиями. Например, коммуникативный аспект называется коммуникативно-информационным, перцептивный – аффективно-коммуникативным, а интерактивный компонент общения – регуляционно-коммуникативным. Понятно, что при этом смысл и назначение каждой из перечисленных функций сохраняются – люди делятся информацией, впечатлениями, создают основу или препятствия для своей совместной деятельности.

Общаясь, каждый человек преследует определенную цель. Поэтому общение всегда ориентировано на конкретный результат и, как правило, связано с деятельностью, направленной на его достижение. И в этой деятельности, в зависимости от того, достигнуто было взаимопонимание или нет, люди могут создавать отношения сотрудничества или соперничества. Иначе их можно назвать кооперацией и конкуренцией, согласием и конфликтом или приспособлением и оппозицией. В любом случае речь идет о двух противоположных видах взаимодействия.

В первом случае людьми достигаются соглашения, которые объединяют их и сближают, стимулируют их совместную работу. Во втором эффективная совместная деятельность не возникает. Участники общения явно или скрытно враждуют, соперничают или конфликтуют, не вступают в близкие отношения и не действуют сообща.

Интерактивная составляющая как взаимное влияние участников общения

Причем взаимодействие людей – это не только их поступки, направленные на достижение какой-то общей цели, это еще и действия, направленные друг на друга. Участвуя в любом общем деле, люди неизбежно оказывают влияние на эмоции и поведение своего партнера или партнеров.

В упрощенном виде это можно представить как цепочку их реакций на действия друг друга. Поступки одного человека вызывают реакцию второго, а он в свою очередь тоже отвечает определенным образом и опять воздействует на поведение партнера своим поведением. В результате изменяются настроения и поступки всех участников совместной деятельности и общения.

Функция лидерства в интерактивной стороне общения

Некоторые обладают способностью влиять не только на чувства, эмоции и поведение, но еще и на установки, мотивы и ценности других. Такая способность предполагает умение хорошо ориентироваться в людях, тонко чувствовать и понимать их, использовать наиболее уместные и эффективные способы воздействия. Как правило, такими задатками обладают лидеры. Они могут задать определенный настрой не только партнеру по общению, но и целой группе, создавая в ней определенный психологический климат и объединяя ее членов, вдохновляя их на достижение общей цели.

Интерактивная сторона общения

Институт в г. Красноярске

по социальной психологии

Тема: «Интерактивная сторона общения»

студентка гр. ГМУ 08 К

1. Место взаимодействия в структуре общения…………………………………..5

3. Экспериментальные схемы регистрации взаимодействий……………………………………………………. …. ….….10

4. Подход к взаимодействию в концепции "символического интеракционизма"………………………………………. …………. ………..13

5. Взаимодействие как организация совместной деятельности………. ……. 15

Интерактивная сторона общения — это условный термин, обозначающий характеристику тех компонентов общения, которые связаны с взаимодействием людей, с непосредственной организацией их совместной деятельности.

Если коммуникативный процесс рождается на основе некоторой совместной деятельности, то обмен знаниями и идеями по поводу этой деятельности неизбежно предполагает, что достигнутое взаимопонимание реализуется в новых совместных попытках развить далее деятельность, организовать ее. Участие одновременно многих людей в этой деятельности означает, что каждый должен внести свой особый вклад в нее, что и позволяет интерпретировать взаимодействие как организацию совместной деятельности.

1. Место взаимодействия в структуре общения.

В истории социальной психологии существовало несколько попыток описать структуру взаимодействий. Так, например, большое распространение получила так называемая теория действия, или теория социального действия, в которой в различных вариантах предлагалось описание индивидуального акта действия. К этой идее обращались социологи (М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс) и социальные психологи. Все фиксировали некоторые компоненты взаимодействия: люди, их связь, воздействие друг на друга и, как следствие этого, их изменения. Задача всегда формулировалась как поиск доминирующих факторов мотивации действий во взаимодействии.

Эта попытка оказалась неудачной: схема действия, раскрывающая его "анатомию", была настолько абстрактной, что никакого значения для эмпирического анализа различных видов действий не имела. Несостоятельной она оказалась и для экспериментальной практики: на основе этой теоретической схемы было проведено одно-единственное исследование самим создателем концепции. Методологически некорректным здесь явился сам принцип — выделение некоторых абстрактных элементов структуры индивидуального действия. При таком подходе вообще невозможно схватить содержательную сторону действий, ибо она задается содержанием социальной деятельности в целом. Поэтому логичнее начинать с характеристики социальной деятельности, а от нее идти к структуре отдельных индивидуальных действий, т.е. в прямо противоположном направлении (см., например: Леонтьев, 1972). Направление же, предложенное Парсонсом, неизбежно приводит к утрате социального контекста, поскольку в нем все богатство социальной деятельности (иными словами, всей совокупности общественных отношений) выводится из психологии индивида.

Наконец, еще один подход к структурному описанию взаимодействия представлен в транзактном анализе — направлении, предлагающем регулирование действий участников взаимодействия через регулирование их позиций, а также учет характера ситуаций и стиля взаимодействия (Берн, 1988). С точки зрения транзактного анализа каждый участник взаимодействия в принципе может занимать одну из трех позиций, которые условно можно обозначить как Родитель, Взрослый, Ребенок. Эти позиции ни в коей мере не связаны обязательно с соответствующей социальной ролью: это лишь чисто психологическое описание определенной стратегии во взаимодействии (позиция Ребенка может быть определена как позиция "Хочу!", позиция Родителя как "Надо!", позиция Взрослого — объединение "Хочу" и "Надо"). Взаимодействие эффективно тогда, когда транзакции носят "дополнительный" характер, т.е. совпадают: если партнер обращается к другому как Взрослый, то и тот отвечает с такой же позиции. Если же один из участников взаимодействия адресуется к другому с позиции Взрослого, а тот отвечает ему с позиции Родителя, то взаимодействие нарушается и может вообще прекратиться. В данном случае транзакции являются "пересекающимися".

Жена обращается к мужу с информацией: "Я порезала палец" (апелляция к Взрослому с позиции Взрослого). Если он отвечает: "Сейчас перевяжем", то это ответ также с позиции Взрослого (I). Если же следует сентенция: "Вечно у тебя что-то случается", то это ответ с позиции Родителя (II), а в случае: "Что же я теперь должен делать?", демонстрируется позиция Ребенка (III). В двух последних случаях эффективность взаимодействия невелика (Крижанская, Третьяков, 1990). Аналогичный подход предложен и П.Н. Ершовым, который, обозначая позиции, говорит о возможной "пристройке сверху" и "пристройке снизу" (Ершов, 1972).

Второй показатель эффективности — адекватное понимание ситуации (как и в случае обмена, информацией) и адекватный стиль действия в ней. В социальной психологии существует много классификаций ситуаций взаимодействия. Уже упоминалась классификация, предложенная в отечественной социальной психологии А. А. Леонтьевым (социально-ориентированные, предметно-ориентированные и личностно-ориентированные ситуации). Другие примеры приведены М. Аргайлом и Э. Берном. Аргайл называет официальные социальные события, случайные эпизодические встречи, формальные контакты на работе и в быту, асимметричные ситуации (в обучении, руководстве и пр.). Э. Берн уделяет особое внимание различным ритуалам, полу ритуалам (имеющим место в развлечениях) и играм (понимаемым весьма широко, включая интимные, политические игры и т.п.) (Берн, 1988).

Важно сделать общий вывод о том, что расчленение единого акта взаимодействия на такие компоненты, как позиции участников, ситуация и стиль действий, также способствует более тщательному психологическому анализу этой стороны общения, делая определенную попытку связать ее с содержанием деятельности.

2. Типы взаимодействий.

Кооперация, или кооперативное взаимодействие, означает координацию единичных сил участников (упорядочивание, комбинирование, суммирование этих сил). Кооперация — необходимый элемент совместной деятельности, порожденный ее особой природой. А.Н. Леонтьев называл две основные черты совместной деятельности: а) разделение единого процесса деятельности между участниками; б) изменение деятельности каждого, т.к. результат деятельности каждого не приводит к удовлетворению его потребности, что на общепсихологическом языке означает, что "предмет" и "мотив" деятельности не совпадают (Леонтьев, 1972. С. 270—271).

Каким же образом соединяется непосредственный результат деятельности каждого участника с конечным результатом совместной деятельности? Средством такого соединения являются развившиеся в ходе совместной деятельности отношения, которые реализованы, прежде всего, в кооперации. Важным показателем "тесноты" кооперативного взаимодействия является включенность в него всех участников процесса. Поэтому экспериментальные исследования кооперации чаще всего имеют дело с анализом вкладов участников взаимодействия и степени их включенности в него.

Что касается другого типа взаимодействий — конкуренции, то здесь чаще всего анализ сконцентрирован на наиболее яркой ее форме, а именно на конфликте. При изучении конфликта социальной психологией, прежде всего, необходимо определение собственного угла зрения в этой проблеме, поскольку конфликты выступают предметом исследования и в ряде других дисциплин: социологии, политологии и пр.

Социальная психология сосредоточивает свое внимание на двух вопросах: с одной стороны, на анализе вторичных социально-психологических аспектов в каждом конфликте (например, осознание конфликта его участниками); с другой — на выделении частного класса конфликтов, порождаемых специфическими социально-психологическими факторами. Обе эти задачи могут быть успешно решены лишь при наличии адекватной понятийной схемы исследования. Она должна охватить как минимум четыре основные характеристики конфликта: структуру, динамику, функцию и типологию конфликта (Петровская, 1977. С. 128).

Структура конфликта описывается по-разному разными авторами, но основные элементы практически принимаются всеми. Это — конфликтная ситуация, позиции участников (оппонентов), объект, "инцидент" (пусковой механизм), развитие и разрешение конфликта. Эти элементы ведут себя различно в зависимости от типа конфликта. Обыденное представление о том, что всякий конфликт обязательно имеет негативное значение, опровергнуто рядом специальных исследований. Так, в работах М. Дойча, одного из наиболее видных теоретиков конфликта, называются две разновидности конфликтов: деструктивные и продуктивные.

Продуктивный конфликт чаще возникает в том случае, когда столкновение касается не несовместимости личностей, а порождено различием точек зрения на какую-либо проблему, на способы ее решения. В таком случае сам конфликт способствует формированию всестороннего понимания проблемы, а также мотивации партнера, защищающего, другую точку зрения — она становится более "легитимной". Сам факт другой аргументации, признания ее законности способствует развитию элементов кооперативного взаимодействия внутри конфликта и тем самым открывает возможности его регулирования и разрешения, а значит, и нахождения оптимального решения дискутируемой проблемы.

Представление о двух возможных разновидностях конфликтного взаимодействия дает основание для обсуждения важнейшей общетеоретической проблемы конфликта: пониманию его природы как психологического феномена. В самом деле: есть ли конфликт лишь форма психологического антагонизма (т.е. представленное противоречие в сознании) или это обязательно наличие конфликтных действий (Кудрявцев, 1991. С. 37). Подробное описание различных конфликтов в их сложности и многообразии позволяет сделать вывод о том, что оба названные компоненты есть обязательные признаки конфликта.

Проблема исследования конфликта имеет много практических приложений в плане разработки различных форм отношения к нему (разрешение конфликта, предотвращение конфликта, профилактика его, ослабление и т.д.) и, прежде всего в ситуациях делового общения: например в производстве (Бородкин, Каряк, 1983).

3. Экспериментальные схемы регистрации взаимодействий.

Получившиеся 12 видов взаимодействия были оставлены Бейлсом, с одной стороны, как тот минимум, который необходим для учета всех возможных видов взаимодействия; с другой стороны, как тот максимум, который допустим в эксперименте.

Здесь мы вновь сталкиваемся с острым методологическим вопросом о том, может ли в принципе методика социально-психологического исследования фиксировать содержательную сторону деятельности?

В традиционных подходах подразумевается отрицательный ответ. Более того, в известном смысле эта неспособность рассматривается как отличительная особенность социальной психологии, т.е. включается в определение предмета этой дисциплины, которая, согласно такой точке зрения, и должна исследовать лишь формы взаимодействий, отвечать на вопрос "Как?", но не на вопрос "Что?" делается совместно. Отрыв от содержания деятельности получает здесь свою легализацию. Все методики, построенные на основе таких исходных позиций, неизбежно будут апеллировать лишь к формальному аспекту взаимодействий. При отсутствии других методик в определенных границах они могут, естественно, использоваться, но надо помнить, что все они поставляют данные лишь относительно одного компонента взаимодействия — его формы.

Однако сейчас же возникают многочисленные ограничения, которые влечет за собой применение этой методики к анализу реальных ситуаций человеческого взаимодействия. Прежде всего, как известно, в теории игр рассматриваются игры двух типов: с нулевой суммой и с ненулевой суммой. Первый случай предполагает, что в такой игре выигрыш одного точно равен проигрышу другого, т.е. ситуацию, крайне редко встречающуюся в реальном взаимодействии даже двух участников.

4.Подход к взаимодействию в концепции "символического интеракционизма".

Таким образом, центральная мысль интеракционистской концепции состоит в том, что личность формируется во взаимодействии с другими личностями, и механизмом этого процесса является установление контроля действий личности теми представлениями о ней, которые складываются у окружающих. Несмотря на важность постановки такой проблемы, в теории Мида содержатся существенные просчеты. Главными из них являются два. Во-первых, непропорционально большое значение уделяется в этой концепции роли символов. Вся обрисованная выше канва взаимодействия детерминируется системой символов, т.е. поведение человека в ситуациях взаимодействия, в конечном счете, обусловлено символической интерпретацией этих ситуаций. Человек предстает как существо, обитающее в мире символов, включенное в знаковые ситуации. И хотя в известной степени с этим утверждением можно согласиться, поскольку в определенной мере общество действительно регулирует действия личностей при помощи символов, излишняя категоричность Мида приводит к тому, что вся совокупность социальных отношений, культуры — все сводится только к символам. Отсюда вытекает и второй важный просчет концепции символического интеракционизма — интерактивный аспект общения здесь вновь отрывается от содержания деятельности, вследствие чего все богатство макросоциальных отношений личности по существу игнорируется. Единственным "представителем" социальных отношений остаются лишь отношения непосредственного взаимодействия. Поскольку символ остается "последней" социальной детерминантой взаимодействия, для анализа оказывается достаточным лишь описание данного поля взаимодействий без привлечения широких социальных связей, в рамках которых данный акт взаимодействия имеет место. Происходит известное "замыкание" взаимодействия на заданную группу. Конечно, и такой аспект анализа возможен — и для социальной психологии даже заманчив, но он явно недостаточен.

5. Взаимодействие как организация совместной деятельности.

Единственным условием, при котором этот содержательный момент может быть уловлен, является рассмотрение взаимодействия как формы организации какой-то конкретной деятельности людей. Общепсихологическая теория деятельности, принятая в отечественной психологической науке, задает и в данном случае некоторые принципы для социально-психологического исследования. Подобно тому, как в индивидуальной деятельности ее цель раскрывается не на уровне отдельных действий, а лишь на уровне деятельности как таковой, в социальной психологии смысл взаимодействий раскрывается лишь при условии включенности их в некоторую общую деятельность.

Однако задача исследования взаимодействия этим не исчерпывается. Подобно тому, как в случае анализа коммуникативной стороны общения была установлена зависимость между характером коммуникации и отношениями, существующими между партнерами, здесь также необходимо проследить, как та или иная система взаимодействия сопряжена со сложившимися между участниками взаимодействия отношениями.

Общественные отношения "даны" во взаимодействии через ту реальную социальную деятельность, частью которой (или формой организации которой) взаимодействие является. Межличностные отношения также "даны" во взаимодействии: они определяют как тип взаимодействия, который возникает при данных конкретных условиях (будет ли это сотрудничество или соперничество), так и степень выраженности этого типа (будет ли это более успешное или менее успешное сотрудничество).

Поскольку взаимодействия "одинаковы" по форме своего проявления, в истории социальных наук уже существовала попытка построить всю систему социального знания, опираясь только, на анализ формы взаимодействия (так называемая формальная социология Г. Зиммеля). Убедительный пример недостаточности только формального анализа взаимодействия дает традиция, связанная с исследованием "альтруизма". Альтруизм относится к такой области проявлений человеческой личности, которые приобретают смысл лишь в системе определенной социальной деятельности. Вопрос здесь упирается в содержание нравственных категорий, а оно не может быть понято лишь из "близлежащих" проявлений взаимодействия. Является ли альтруистическим поведение человека, помогающего бежать злостному преступнику? Только более широкий социальный контекст позволяет ответить на этот вопрос.

Важно сделать общий вывод о том, что расчленение единого акта взаимодействия на такие компоненты, как позиции участников, ситуация и стиль действий, способствует более тщательному психологическому анализу этой стороны общения, делая определенную попытку связать ее с содержанием деятельности.

Наиболее распространенным является дихотомическое деление всех возможных видов взаимодействий на два противоположных вида: кооперация и конкуренция. Кооперация, или кооперативное взаимодействие, означает координацию единичных сил участников (упорядочивание, комбинирование, суммирование этих сил). Что касается другого типа взаимодействий — конкуренции, то здесь чаще всего анализ сконцентрирован на наиболее яркой ее форме, а именно на конфликте.

При анализе различных типов взаимодействия принципиально важна проблема содержания деятельности, в рамках которой даны те или иные виды взаимодействия. Одна из наиболее известных попыток такого рода принадлежит Р. Бейлсу, который разработал схему, позволяющую по единому плану регистрировать различные виды взаимодействия в группе. Бейлс фиксировал при помощи метода наблюдения те реальные проявления взаимодействий, которые можно было увидеть в группе детей, выполняющих некоторую совместную деятельность. Он предположил, что в принципе каждая групповая деятельность может быть описана при помощи четырех категорий, в которых зафиксированы ее проявления: область позитивных эмоций, область негативных эмоций, область решения проблем и область постановки этих проблем.

При изучении "диадического взаимодействия", а наиболее подробно оно исследовано американскими социальными психологами Дж. Тибо и Г. Келли, используется предложенная на основе математической теории игр "дилемма узника" (Андреева, Богомолова, Петровская, 1978).

Направление, которое рассматривает взаимодействие исходным пунктом всякого социально-психологического анализа. Это направление связано с именем Г. Мида, он дал направлению и имя — "символический интеракционизм". Становление "Я" происходит действительно в ситуациях взаимодействия, но не потому, что люди есть простые реакции на мнения других, а потому, что в этих ситуациях формируется личность, в них она осознает себя, не просто смотрясь в других, но действуя совместно с ними.

Таким образом, центральная мысль интеракционистской концепции состоит в том, что личность формируется во взаимодействии с другими личностями, и механизмом этого процесса является установление контроля действий личности теми представлениями о ней, которые складываются у окружающих. Главными из них являются два. Во-первых, непропорционально большое значение уделяется в этой концепции роли символов. Второй важный просчет концепции символического интеракционизма — интерактивный аспект общения здесь вновь отрывается от содержания деятельности, вследствие чего все богатство макросоциальных отношений личности по существу игнорируется.

При анализе взаимодействия имеет значение и тот факт, как осознается каждым участником его вклад в общую деятельность (Хараш, 1977. С. 29): именно это осознание помогает ему корректировать свою стратегию. Только при этом условии может быть вскрыт психологический механизм взаимодействия, возникающий на основе взаимопонимания между его участниками. Очевидно, что от меры понимания партнерами друг друга зависит успешность стратегии и тактики совместных действий, чтобы был возможен их "обмен". Причем, если стратегия взаимодействия определена характером тех общественных отношений, которые представлены выполняемой социальной деятельностью, то тактика взаимодействия, определяется непосредственным представлением о партнере.

Таким образом, для познания механизма взаимодействия необходимо выяснить, как намерения, мотивы, установки одного индивида "накладываются" на представление о партнере, и как-то и другое проявляется в принятии совместного решения. Иными словами, дальнейший анализ проблемы общения требует более детального рассмотрения вопроса о том, как формируется образ партнера по общению, от точности которого зависит успех совместной деятельности.

Такая постановка вопроса требует перехода к рассмотрению третьей стороны общения – персептивной.

1. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе (теоретические ориентации). М., 1978.

2. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. Пер. с англ. М., 1988.

3. Бородкин Ф.М., Каряк Н.М. Внимание: конфликт! Новосибирск, 1983.

4. Ершов П.Н. Режиссура как практическая психология. М., 1972.

5. Крижанская Ю.С., Третьяков Г.П. Грамматика общения. Л., 1987.

6. Кудрявцев С.В. Конфликт и насильственное преступление. М., 1991.

7. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1972.

8. Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.

9. Обозов Н.Н. Межличностные отношения. Л., 1979. Уманский Л.И. Методы экспериментального исследования социально-психологических феноменов. // Методология и методы социальной психологии. М., 1977.

10. Уманский Л.И. Психология организаторской деятельности школьников. М.: Просвещение, 1980.

11. Хараш А.У. К определению задач и методов социальной психологии в свете принципа деятельности. // Теоретические и методологические проблемы социальной психологии. М., 1977.

12. Шибутани Т. Социальная психология. Пер. с англ. М., 1961.

13. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. Пер. с польск. М., 1969.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта – спам опубликован не будет

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?

Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.

Интерактивная сторона общения

Сидоров П. И., Парняков А. В. – Введение в клиническую психологию: Т. I., Т II

При человеческом общении происходит не просто обмен информацией, но и ее формирование, уточнение и развитие. Особую роль здесь играет значимость информации для собеседников, возможность через нее психологически воздействовать, влиять друг на друга. Кроме того, даже зная значение слов, разные люди часто могут понимать их неодинаково в силу своих социальных, политических или возрастных различий, а также конкретной ситуации общения. Только у людей возможно возникновение этих специфических коммуникативных барьеров социального характера, а также барьеров психологических, таких как, например, застенчивость или неприязнь и недоверие к собеседнику. Ничего подобного не бывает в информационных процессах кибернетических устройств.

Тем не менее в психологических концепциях общения широко используются термины из теории информации, такие как “аксиальный коммуникативный процесс ” (от лат. axis — ось), когда сигналы направлены единичным приемникам информации, т.е. отдельным людям; и “ретинальный коммуникативный процесс ” (от лат. rete — сеть), когда сигналы направлены множеству вероятных адресатов.

Научное исследование последнего процесса в связи с гигантским развитием средств информации приобретает особо важное значение. В этих случаях отправление сигналов группе не просто информирует их о чем-то, но и создает феномен социальной ориентации. При этом следует учитывать, что информация людьми принимается через своеобразный фильтр “доверия и недоверия “. Этот фильтр действует так, что абсолютно истинная информация может оказаться не принятой, а ложная — принятой. Способы, которые ослабляют действие этих фильтров и помогают принятию информации, называют фасцинацией. Примерами фасцинации являются музыкальное или цветовое сопровождение передаваемого речевого сообщения.

Сама по себе информация, исходящая от источника информации (коммуникатора) к слушателям (реципиентам), может быть двух типов: побудительная и констатирующая. Побудительная информация в свою очередь подразделяется на активизирующую, т.е. побуждающую к действию в заданном направлении, интердикционную, т.е. запрещающую нежелательную активность, и дестабилизирующую, т.е. приводящую к рассогласованию и нарушению некоторых форм поведения и деятельности.

Невербальная коммуникация. На сегодняшний день описано довольно много невербальных знаковых систем: кинесика, паралингвистика, проксемика, визуальное общение, такесика. Все они призваны дополнить, заместить речь или отражают эмоциональное состояние партнеров. По оценке Мерабяна (1972), содержание сообщений только на 7% передается смыслом слов, 38% информации определяется тем, как эти слова произносятся, и 55% — выражением лица.

Кинесика включает в себя жестикуляцию, мимику и пантомимику. Эта общая моторика различных частей тела отображает эмоциональные реакции человека. Выразительные движения уточняют, дополняют, поясняют речевые сообщения. Исследования показали, что флегматик делает минимальное, а холерик максимальное количество жестов в одинаковых ситуациях. Кинесика почти всегда выдает состояние человека, даже если он пытается скрыть его.

Некоторые нюансы включения моторных знаков в общение могут иногда приводить к недоразумениям. Например, русский движение головы сверху вниз воспринимает как “да”, согласие, в то время как болгарин этот знак интерпретирует противоположным образом. Включение в разговор моторных знаков различно в разных культурах. Например, в одном из исследований показано, что в течение часа финны жестикулировали 1 раз, итальянцы — 80, французы 120, а мексиканцы —180 раз.

Пара- и экстралингвистика — системы знаков, представляющие собой “добавки” к речи. Паралингвистическими знаками называют различные системы вокализации — тембр голоса, его тональность и другие. К экстралингвистическим знакам относят паузы, включение в речь смеха, плача, покашливания и сам темп речи. Таким образом, все эти дополнения усиливают семантическую значимость информации посредством “околоречевых” приемов.

Проксемика или “пространственная психология” (по Э. Холлу) — специальная область, занимающаяся нормами организации общения в пространстве и времени.

Окружающая среда имеет для человека не только физический, но и психологический смысл. Индивидуальное пространство по-разному понимается и ощущается жителями разных стран. Например, служебные помещения в США строят часто из стекла и они просматриваются насквозь. Американцы привыкли быть на виду у коллег, прохожих. Они “говорят” таким образом, что им нечего скрывать, они занимаются делом. Европейцы, особенно немцы, в такой обстановке работать не могут. Подобные здания они называют “фабриками неврозов”.

Определенные правила существуют и при сохранении личного пространства. Э. Холл экспериментально зафиксировал нормы приближения к партнеру при различных ситуациях общения. Так, для американцев интимное расстояние составляет 45 см, т.е. ближе могут подходить друг к другу только близкие люди. Дружеская дистанция (персональное расстояние) — от 45 до 120 см — характерна для общения знакомых людей. Официальная (социальная) дистанция между незнакомыми людьми и при отношениях субординации составляет от 120 до 400 см. И, наконец, публичная дистанция, расстояние, например, между лектором и аудиторией — от 400 до 750 см. При проведении дискуссии оптимальным размещением участников считается размещение их за круглым столом: лидеры двух команд сидят напротив друг друга, а участники команд справа от своего лидера.

В некоторых субкультурах и ряде специальных сфер деятельности (например, в дипломатии) детально разработаны пространственно-временные характеристики для организации определенных видов общения. Своевременный приход к началу переговоров в дипломатии свидетельствует об уважении к партнеру, а опоздание истолковывается как проявление неуважения. В дипломатических отношениях существует множество различных “допусков” опозданий с соответствующими их значениями.

Визуальное общение (“контакт глаз”) — первоначально связывалось только с ситуациями интимного общения. Однако позже было установлено, что знаки, представленные взглядом и движениями глаз, включены в более широкий диапазон ситуаций общения. Разговаривая с аудиторией, целесообразно переводить взгляд с одного слушателя на другого, стремясь создать впечатление у каждого, что именно он избран объектом внимания. В одном из экспериментов отмечено, что те, на кого в классе учитель не смотрел, оценили его как личность на 25% ниже и на эти же 25% хуже усвоили учебный материал. Как и все невербальные средства, контакт глаз имеет значение дополнения к вербальной коммуникации.

Каждая из этих систем невербальной коммуникации использует свою знаковую систему, которую можно рассмотреть как определенный код. В случае невербальной коммуникации выделение единиц “семантически значимой информации” затруднено, однако различные попытки решения этой задачи предпринимались. В частности, шведский ученый К. Бирдвистл предложил выделить единицу телодвижений человека — кин, или кинему (по аналогии с фонемой в лингвистике). Из кинем образуются кине-морфы (нечто подобное фразам), которые и воспринимаются в ситуации общения. Для классификации выражений лица, в литературе их описано более 20 000, была предложена FAST-методи-ка, где лицо делится на три зоны горизонтальными линиями — глаза и лоб, нос, рот и подбородок. Затем выделяются шесть основных эмоций: радость, гнев, удивление, отвращение, страх и грусть. Фиксация эмоций по зоне позволяет регистрировать и соответствующие мимические движения.

В настоящее время активно изучаются парадоксальные коммуникации, которые ставят в трудное положение одного из собеседников. Этот вид общения чаще всего принимает форму приказа, который надо выполнить без проявлений неповиновения. Примером такой парадоксальной материнской коммуникации является описание Гринсберга (цит. по: Творогова Н.Д., 1998). Подарите сыну две рубашки, как он наденет одну из них, печально на него посмотрите и произнесите проникновенным голосом: “А другая, она тебе не нравиться?”. Парадоксальная коммуникация содержит два взаимоисключающих принуждения, причем одно может быть сформулировано вербально, а другое невербально. Существуют и другие разновидности подобных метакоммуникаций.

Человек, не способный к метакоммуникациям, столкнувшись с абсурдностью в его понимании таких ситуаций, может обнаружить одну из следующих реакций:

1)у него складывается впечатление, что что-то существенное от него ускользает, поэтому даже самые безобидные факты, которые к ситуации не относятся, он начинает принимать как относящиеся к сути беседы (аналогия с параноидностью); 2) он начинает понимать буквально ту “логику” ситуации, которая его озадачивает, он начинает подчиняться всем ее требованиям (аналогия с гебефренностью); 3) он может полностью “выйти из игры”, отрезав все пути коммуникации, демонстрируя свою скрытность и неприступность (аналогия с кататоническим негативизмом).

Когда человек не в состоянии расшифровывать сообщения других людей, то он похож на саморегулирующуюся систему, которая лишилась своего регулятивного устройства. Такой человек обречен на систематические искажения (Бейтсон и др., 1956).

Интерактивная сторона общения заключается во взаимодействии общающихся, т.е. обменом в процессе общения не только словами, но и действиями, поступками. Это уже не просто общение, а совместная деятельность, направленная на реализацию общих для группы целей, это и взаимное влияние друг на друга контактирующих людей.

Существует два вида взаимодействия: кооперация и конкуренция. В последнее время из кооперации стали выделять “помогающее поведение”, характеризующее стремление оказать помощь другому человеку.

Кооперация — основной вид взаимодействия, при котором происходит объединение, суммирование усилий участников. В целом для нее характерно взаимопонимание людей. А для взаимопонимания необходимо, чтобы основные характеристики мировоззрения участников взаимодействия имели точки соприкосновения. Устойчивая кооперация существенно затруднена, если в группе есть индивидуалисты и коллективисты или непримиримые атеисты и фанатично верующие и тому подобное.

Взаимопонимание зависит от знания самого себя и партнеров по общению, адекватной самооценки и оценки окружающих, умения регулировать свое внутреннее психическое состояние, способствующее налаживанию отношений с другими людьми. Следует помнить, что не существует каких-либо специфических качеств, способствующих возникновению симпатии к человеку. Одна и та же черта зачастую оценивается и положительно, и отрицательно в зависимости от отношения к человеку и ситуации взаимодействия. Например, смелость может быть расценена как нахальство, бережливость — как жадность, а скромность и стеснительность — как скрытность и хитрость.

Важно подчеркнуть и то, что для подлинно дружеских отношений необходимо, чтобы партнеры находились примерно на одном уровне развития с относительно равным набором достоинств и недостатков, это подсознательная потребность человека. Но поскольку не всегда удается выбор приблизительно равного себе по интеллекту и внешнему виду партнера, существуют три вида вхождения в контактное взаимодействие (Ершов П.М., 1972): “пристройка сверху”, “пристройка на равных” и “пристройка снизу”.

Пристройка сверху—это “техника” доминирования над партнером. В ее классическом варианте происходит навязывание определенной дистанции в общении с ним, характерна выпрямленная поза, жесткий немигающий взгляд или полное отсутствие визуального общения, медленная речь с паузами.

Пристройка на равных — характеризуется мышечной и психической раскованностью. При этом громкость и темп их речи уравновешены, на лице улыбка, внимание переходит в мягкий обмен взглядами, партнеры располагаются на комфортной дистанции.

Пристройка снизу — отличается приниженной позой, согнутым туловищем, движениями глаз вверх-вниз или слева направо (бегающий взгляд), быстрым темпом речи, предоставлением инициативы партнеру.

Взаимоотношения улучшаются, когда люди делают друг другу добро. Причем замечено, что, как это ни парадоксально, лучше относится к партнеру не тот, кто добро получает, а тот, кто его делает. Этот вывод вытекает не только из житейских наблюдений, но и подтвержден лабораторным экспериментом. Таким образом, для укрепления сплоченности группы, усиления взаимной симпатии необходимо ставить ее членов в такие условия, чтобы они чаще оказывали друг другу различные услуги, проявляя при этом внимание и доброту.

Особую роль в интерактивном общении играют личности, которые могут выступить организаторами различной деятельности, обладают притягательностью и обаянием. Их называют лидерами группы, и от них во многом зависит психологический климат в коллективе. Вопрос о лидерах и лидерстве в социальной психологии рассматривается особо, а здесь только отметим, что подлинный лидер готов действовать даже в ущерб себе, подчиняя свои желания интересам коллектива.

Конкуренция — соперничество, соревнование между участниками интерактивной группы, которое может при определенных условиях привести к атмосфере недоверия, подозрительности, отчуждения и даже социальному конфликту.

Конкурентные отношения возникают и внутри любой кооперации — наивно полагать, что в коллективе никто ни с кем не вступает в спор и не возникают противоречия. Бесконфликтная жизнь — иллюзия. В любом коллективе, организации что-то новое, передовое отстаивает право на существование в борьбе со старым, консервативным. Поэтому различные конфликты и противоречия в группах не всегда следует считать дефектами общения. Они во многих случаях являются своего рода страховкой, гарантией против застоя. Стремление добиться внешнего благополучия, нежелание и даже боязнь вступить в конфликт порождают нравственную аморфность и пассивность личности.

Структуру социального конфликта как наиболее яркую форму выражения конкуренции разные авторы описывают по-разному, но основные элементы его практически принимаются всеми. Это конфликтная ситуация, позиции участников (оппонентов), объект конфликта, “инцидент” (пусковой механизм), развитие и разрешение конфликта. Все эти элементы ведут себя различно в зависимости от типа конфликта, но важно подчеркнуть, что конфликт не всегда только деструктивен.

Продуктивный конфликт способствует формированию более всестороннего понимания проблемы, а мотивации партнеров, защищающих противоположную точку зрения, становятся более “законными” (легитимными) с точки зрения групповых норм. Сам факт признания легитимности противоположной точки зрения способствует развитию кооперации внутри конфликта и возможности его разрешения и нахождения оптимального решения.

Деструктивный конфликт приводит к разрушению всех либо отдельных элементов сложившихся социальных систем, изоляции или подавлению субъектов конфликта, деформации отношений между членами группы. Все это сказывается на работе, на их настроении и самочувствии, затрудняются или делаются невозможными совместные координированные действия. Практически важно уметь не допускать перехода конфликтных ситуаций в деструктивное русло, предупреждать такое развитие событий. В настоящее время теория и практика разрешения конфликтных ситуаций выделилась в отдельную дисциплину, названную конфликтологией.

Конфликты часто возникают стихийно, непредвиденно, ситуативно. Чаще они провоцируются неумелой критикой друг друга. Американский психолог Дейл Карнеги считает, что критика это и есть та “опасная искра, которая может вызвать взрыв в пороховом погребе гордости”. В условиях конфликтной ситуации, связанной с критикой, главное—не потерять самообладание. Овладеть ситуацией помогает умение выслушать собеседника. Между тем, по данным исследования, лишь 10% людей умеют выслушать другого в случае возникновения разногласий.

В социальной психологии было несколько попыток описать структуру интерактивного общения. В частности, в теории Т. Парсона для описания структуры взаимодействия вводится понятие единичных действий, которые складываются в системы действий. Деятель мотивируется реализацией собственных установок и потребностей, а в отношении “другого” он развивает систему ориентации и ожиданий, которые определены как стремлениями к достижению цели, так и с учетом вероятных реакций другого. Однако предложенная классификация возможных видов взаимодействия распространения не получила.

В другой классификации польского исследователя Я. Щепаньского (1969) структура взаимодействия связана с расчленением взаимодействия не на элементарные акты, а на стадии, которые оно проходит. Центральным понятием у него является понятие “социальной связи”. Социальная связь может быть типа пространственного контакта, психического контакта (взаимная заинтересованность), социального контакта (совместная деятельность), взаимодействия (действия с целью вызвать соответствующую реакцию у партнера) и социального отношения (взаимно сопряженных систем действий).

Теория трансакций (“трансактный анализ”) — концепция структурного описания взаимодействия, получившая большую популярность и признание в практике работы с группами и при психологическом консультировании. Она предложена Эриком Берном (1902-1970), который развивал представления об общении, опираясь на теорию психоанализа. С его точки зрения, вступая в контакт, люди находятся в одном из базовых состояний: Ребенок, Взрослый или Родитель. Позиция Ребенка кратко может быть определена как позиция “хочу”, позиция Родителя — “надо”, а позиция Взрослого — объединение “хочу” и “надо”.

Успех общения во многом зависит оттого, соответствуют ли друг другу Ego-состояния коммуникантов. Эффективность взаимодействия выше, если трансакции носят “дополнительный” характер, т.е. совпадают. Так, благоприятными для общения являются такие пары Ego-состояний, как “Ребенок-Ребенок”, “Взрослый-Взрослый”, “Родитель-Родитель”.

Взаимодействие нарушается, если трансакции “пересекаются”. Типичным житейским примером последних является ситуация, когда, например, жена обращается к мужу с информацией: “Я порезала палец” (апелляция к Взрослому с позиции Взрослого), а в ответ слышит: “Вечно у тебя что-то случается!” (ответ с позиции Родитель) или “Что же теперь я должен делать?” (ответ с позиции Ребенок). Как можно заметить, эффективность взаимодействия в этих случаях меньше, чем если бы ответ шел с позиции Взрослого: “Сейчас перевяжем”.

Таким образом, для успеха общения все трансакции должны приводиться в соответствие с базисными, т.е. совпадающими. В этом состоит задача психолога при консультировании клиента. Другая его задача состоит в том, чтобы освободить клиента от так называемых “игр” в общении, осваиваемых еще в детстве и выражающих лицемерие и неискренность. Кроме игр, Э. Берн особое внимание при описании взаимодействия уделяет различным ритуалам и полуритуалам. Каждая ситуация диктует свой стиль поведения и действий: в каждой из них человек по-разному “подает” себя, а если эта самоподача неадекватна, то возникают затруднения во взаимодействии.

Источники:
Интерактивная сторона общения
Интерактивная сторона общения – условное понятие, которое включает характеристику компонентов, связанных с взаимодействием в нем людей, а также организацией их совместной работы.
http://fb.ru/article/39085/interaktivnaya-storona-obscheniya-obschaya-harakteristika
Интерактивная сторона общения 1
Интерактивная сторона общения Общение – крайне важная часть человеческой жизни. С его помощью люди могут удовлетворять свои главные потребности и выражать отношение друг другу, действовать
http://kak-bog.ru/interaktivnaya-storona-obshcheniya
Интерактивная сторона общения 2
НОУ ВПО Филиал Московский психолого-социальный Институт в г. Красноярске Контрольная работа по социальной психологии Тема: «Интерактивная сторона общения»
http://mirznanii.com/a/202227/interaktivnaya-storona-obshcheniya
Интерактивная сторона общения 3
интерактивная сторона общения Сидоров П. И., Парняков А. В. – Введение в клиническую психологию: Т. I., Т II При человеческом общении происходит не просто обмен информацией, но и ее
http://medbookaide.ru/books/fold1002/book2105/p70.php

CATEGORIES
Share This