чувство вины после развода

Жизнь после развода

— Ты бы знала, как надоела эта семейная жизнь. Не жизнь, а настоящая каторга. Мужа видеть уже не могу.

— Может, тебе развестись?

— Ну да. Допустим, я разведусь: а дальше-то я что делать буду.

Один из наиболее частых примеров «нарушения привычного уклада» – развод. Это событие и сами разводящиеся, и их социальное окружение в подавляющем большинстве случаев воспринимают как негативное. Даже если сам супруг или супруга испытывает после развода чувство освобождения – найдутся люди, которые начнут «жалеть несчастного», да порой так, что в конце концов он сам будет готов поверить в свое несчастье. А что уж говорить о мужьях и женах, которые сами изначально ощущают себя «брошенными», а разрушение своей семьи – «крушением всей жизни»? И действительно не знают – «как и куда дальше жить».

Например, «ты не сохранил(а) семью!» – несмотря на скобки, в подавляющем большинстве такое обвинение предъявляется женщинам. Это идет в основном от постулата: теряющего на глазах свою актуальность: мол, «мужчина должен добывать мамонта, а женщина – поддерживать огонь в очаге». Сегодня жены и мужья прекрасно вместе справляются и с добычей этих самых мамонтов, и с поддержанием огня. Но иногда бывает, что, пытаясь придерживаться «предписанных гендерно-семейных ролей», жена волей-неволей начинает опекать своего супруга… как мамочка. И здесь не исключено длительное (пусть и хорошо скрытое) соревнование «Кто в доме главный», которое часто и заканчивается разводом.

Как бы то ни было – семья держится взаимными усилиями двоих, и обвинять одного из супругов, что тот «не сохранил семью» – все равно что самим супругам играть в манипулятивную игру «Если бы не ты, мы были бы счастливы». И те, и другие попытки к положительному результату приведут вряд ли. Подобные рассуждения направляют людей по пути деструктивных попыток «поиска виноватого», а подобные поиски – это кроме всего прочего весьма неполезное для выхода из эмоционального кризиса застревание в прошлом.

Неумение жить самостоятельно — еще один камень преткновения в жизни после развода. Бывает так, что супруги, создавая семью, были еще молодыми и «социально неопытными», и в частности — не успели научиться самостоятельно организовывать свою жизни. Это другой вопрос, зачем в таком психологически инфантильном возрасте создавать семью: но когда семья распадается, оба нередко чувствуют себя «птенцами, выпавшими из гнезда», и действительно не знают, как теперь быть. Особенно если какую-то часть каждодневных задач всегда брал на себя муж (жена), а теперь выясняется, что без него (нее) второй вообще не представляет, как это делается. В таких случаях «сойти с рельсов семейной жизни» – действительно чрезвычайно сложно и даже иногда страшно: пусть даже эти рельсы и ведут в откровенный тупик, а то и к явной катастрофе.

Еще одна проблема послеразводного бытия – неспособность структурировать свою жизнь. Если супружеский статус требует от человека «после работы сразу домой, а там готовить ужин/вешать белье/выносить мусор, а в выходные ехать в семейный торговый центр или к теще на блины» – то после развода человек, которому в принципе нужен в жизни некий «внешний структуратор», буквально теряется: а что теперь делать? Для чего зарабатывать деньги, зачем готовить ужин и к кому ходить на блины. Неумение структурировать свою жизнь, наполнять ее делами и планировать эти дела особенно остро ощущается после развода: как и после любого серьезного изменения социального модуса, который влечет за собой столь же резкое изменение привычного графика.

Иногда эту пустоту люди пытаются заполнить буквально тут же новым браком; но, как правило, проблемы, что разрушили первую семью, будучи непроработанными и неосознанными, мешают счастью и в последующем супружестве.

«Тебя бросили» – тоже весьма знакомое обвинение/сожаление в адрес переживших развод. И беда, если сам человек начинает этому верить, а то и соглашаться. На самом деле – бросить можно вещь: но согласен ли кто-то добровольно считать себя вещью? Особенно той, которая «не понравилась хозяину» и была выброшена за ненадобностью? И может быть, факт развода – это в том числе и повод научиться относиться к себе не как к вещи, а как к личности.

Едва ли не самый болезненный вопрос после развода – финансовый. Довольно часто семейная жизнь складывается в этом плане «неравноправно»: мужчина, опять же, «добывает мамонтов», а супруга обеспечивает ему для успешной добычи так называемый бытовой тыл. (Бывает и наоборот, кстати, пусть пока и довольно редко). А в деле поддержания бытового тыла на достойном уровне – очень много задач: если подсчитать стоимость всех этих работ и сложить – получилось бы, что добытчик экономит ежемесячно довольно кругленькую сумму. И вовсе не зря все имущество, нажитое в браке в том числе и в этот период, считается принадлежащим обоим супругам в равных долях.

Но если учесть и то, что супруг, обеспечивающий бытовой тыл, за время брака постепенно оказывается в социальных аутсайдерах – становится понятно, почему часто развода избегают по причине «Он уйдет со всеми деньгами, а я останусь ни с чем». Потому что при потерянной квалификации найти такую работу, которая позволит сразу обрести финансовую независимость – достаточно сложно.

В подобных случаях, особенно когда совместная жизнь уже практически невозможна и даже опасна, желательно вначале психологически подготовиться к некоему временному «шагу назад», который использовать для разбега: например, сперва найти менее квалифицированную работу, чтобы со временем восстановить прежние навыки (или обрести новые) и дальше продолжить обеспечивать собственную финансовую независимость. Главное – научиться пользоваться обретенной свободой в собственных интересах.

Опять, как водится, не буду говорить за всех своих коллег. Скажу только о своей работе.

Вместе с клиентом мы разбираемся в том, где, как и в силу чего в ситуации создания семьи у него произошли или иные «ошибки в расчетах и прогнозах»: чтобы с учетом этого он мог двигаться вперед, приобретать тот самый «опыт – сын ошибок трудных», а также превращать этот опыт в площадку для разбега, в опору для построения нового счастливого будущего.

Если понадобится, я помогаю моему клиенту «психологически повзрослеть». Увы, отсутствие такого умения — не вина, а беда многих наших взрослых людей: «потому что родителям хочется, чтобы мы оставались детьми». В процессе совместной терапевтической работы мой клиент при желании может научиться самостоятельно управлять своей жизнью и принимать решения, приобретя для этого необходимые знания и психологическую устойчивость. Однако я не даю ему готовых «рецептов и советов»: все навыки для своей новой счастливой жизни он формирует и открывает в себе сам, а я выступлю только в роли консультанта, коуча, сопровождающего лица со стороны.

Главное — чтобы сам клиент, переживающий трудности «жизни после развода» и нуждающийся в помощи консультативного психотерапевта, сам активно стремился искать не столько выход из напряженной ситуации, сколько вход: в новую жизнь, в новое ее качество, с новыми знаниями и умениями.

Чувство вины после развода: без причины, но со смыслом

Чувство вины после развода: без причины, но со смыслом

Одна из сложностей, через которые часто приходится проходить в период развода или разрыва отношений, — тягостное чувство вины. Причем оно возникает не только в том случае, если вы инициируете разрыв, тем самым причиняя боль другому человеку и разрушая его надежды. Нередко вина появляется и в том случае, когда вы — «пострадавшая» сторона, то есть, тот, кого покинули. В голову начинают закрадываться тлетворные мысли в духе «Что я сделала не так?», «Может, это я сама виновата?», «Может, я была недостаточно внимательной/привлекательной/интересной?». Или наоборот — «слишком заботливой/опекающей/внимательной». Будем честны: часто дров в огонь подбрасывает общество, окружение и «бывший».

Джеймс Холлис в своей книге «Душевные омуты» пишет о том, что чувство вины бывает трех видов: реальная вина, ложная вина и экзистенциальная вина. Первый вид — это наше соответствующее реальности знание о том, что мы были не правы, совершили проступок, причинили вред. Такая вина, сопровождаемая раскаянием, ведет нас к душевной трансформации и личностному росту. Третий тип — это нечто такое же неуловимо-глобальное, как и любой экзистенциальный вопрос. Это ощущение своей вины перед, например, планетой — за вред, причиняемый ей человечеством, за свою человеческую природу (как разделение причастности ко всем бедам, которые творило человечество на протяжении всей истории), за умирающих от голода, за экологическую катастрофу и уничтожение морских котиков. Это сродни осознанию «первородного греха» (и, пожалуй, является его атеистичным аналогом).

А то, о чем говорилось выше, это как раз второй тип — ложная вина. Ее источник всегда находится вне реальной и текущей ситуации. Это нечто откликающееся из прошлого — из той ситуации, где нас заставили стыдиться себя, чувствовать себя виноватыми за какие-то скверные обстоятельства.

К сожалению, ситуаций для зарождения ложного чувства вины в нашей детской жизни предостаточно. Причем не всегда причиной тому слова. Иногда достаточно увидеть, как к тебе относятся. Например, у маленькой девочки очень натянутые отношения с отцом. Он морщится при ее попытках вовлечь его в игру или разговор, регулярно бросает раздраженные фразы в духе «Отстань», «Надоела!». А в какой-то момент прямо дает ей понять, что ее «глупости» его раздражают и отвлекают от важных дел. Какой паттерн формируется в этот момент в сознании девчушки? Меня не любят, потому что …папа — равнодушный эгоист? Потому что он женился на маме только из-за ее беременности, а дочь служит вечным напоминанием об этом? Потому что он не умеет выражать свою любовь? Нет. Маленький ребенок пока не в состоянии оценивать своих родителей критично. Это придет позже, а пока он уверен: если его не любят, с ним что-то не так!

Отец — это первый мужчина в жизни любой женщины, точно также как мать — первая женщина в жизни любого мужчины. Паттерн «если меня не любят, значит, со мной что-то не так», обычно берет свои корни именно отсюда. А родители своим пренебрежением и случайно брошенными фразами его невольно закрепляют. Особенно когда приводят в пример других детей — более послушных, более аккуратных, более талантливых. В голове ребенка формируется следующая установка: «Если я бы я могла вести себя в гостях так же тихо, как Танечка, и если бы у меня был такой же красивый почерк как у Леночки, то мой папа любил бы меня!». И если нет никого, кто опроверг бы эти домыслы, кто-то, чья любовь и безусловное принятие могли бы компенсировать травму, она закрепляется.

Маленькая девочка вырастает и влюбляется. Поначалу все идет хорошо, и она абсолютно счастлива — витает в облаках и, как любая влюбленная женщина, смотрит на своего возлюбленного сквозь розовые очки. А потом… мальчик ее бросает — ему понравилась другая девочка, или просто прошла влюбленность, или еще что-то. Мучаясь собственным чувством вины, он в тот момент (особенно если это первые отношения) еще толком не знает, как это преподнести своей подруге. И, не обладая пока ни должным мужеством, ни мудростью, пытается переложить ответственность на девочку. Объяснить, что она ему не подходит, потому что слишком нервная, недостаточно умная, или просто какая-то… не такая. Объяснения на самом деле неважны. Важно, что это еще раз закрепляет травму: «Я не такая».

Если говорить откровенно, то наше общество также склонно если не винить женщину, то сразу же взывать к ее ответственности. Одна моя знакомая, пережившая разрыв, во время которого ее мужчина повел себя крайне некрасиво (ушел внезапно, без каких-либо объяснений), буквально на следующий день услышала комментарий от приятельницы: «Наташ, а, может, тебе стоило характер попридержать?!». То бишь, первое же объяснение причины краха отношений, которое излагает коллега, — это какие-то недостатки самой Натальи, а не ее партнера. И это, учитывая, что они знакомы не первый месяц, и коллеге прекрасно известно, что Наташа — отнюдь не истеричка.

Очень часто в такие моменты женщина, которая нуждается в поддержке, получает вместо этого укоризненные вздохи или сочувствие в довольно странной форме: «Бедная, наверное, с тобой что-то не так… Может, тебе надо сходить к психологу и разобраться, почему ты отталкиваешь мужчин?!». И дело не в том, что совет неправомерен: может быть, действительно имеются схемы и паттерны, которые мешают женщине наладить личную жизнь. А, может, и нет! Возможно, ей просто не повезло! Поэтому говорить такие вещи на пике эмоций, когда женщина и без того выбита из колеи, — это значит оказывать ей медвежью услугу — кормить ее чувство вины и собственной неполноценности.

Помню, как мне самой однажды написали в комментариях: «Если в 34 еще не замужем, то надо не на сайтах знакомств сидеть, а голову полечить!». А я тогда только-только отошла от довольно мучительного разрыва отношений и очень много обсуждала это с психологом… Такие слова подобны удару под дых, особенно если женщина и так мучается вопросом: что со мной не так?

Я видела множество этих женщин, которые мечутся между психологами, сайтами знакомств и тренингами, потому что пытаются понять и решить — что же с ними не так? А часто оказывается, что нет никаких «непреодолимых травм» и «больной головы». Проходит год-другой, встречают своего человека. Но перед этим основательно помучившись в том числе чувством вины.

И здесь мы подходим к еще одному важному вопросу — в чем смысл возникающего чувства вины?

«Если у вас нету тети…», или Почему мы ценим чувство вины?

Как я писала выше, ложное чувство вины возникает, как правило, на почве какой-то детской травмы. Но почему оно возвращается, и почему люди так упорно за него держатся? Почему так трудно вытравить его, даже если все вокруг будут твердить, что «дело не в тебе»? Даже если сам бывший супруг проявит мудрость и тоже скажет, что «ты прекрасна, спору нет». Механизм сохранения убеждений в нашем сознании довольно сложный. Но практически всегда он завязан на некие вторичные выгоды, которые получает наша психика от сохранения данной установки.

Так, например, «вина» может выступать своего рода защитным механизмом. Она охраняет сознание от чувства бессмысленности — одного из самых страшных экзистенциальных страхов.

Мы всеми силами стремимся найти тот волшебный инструмент, способ, возможность, которая застрахует нас от таких падений. Мы верим, что если все сделаем правильно, то получим от жизни «пятерку» в виде счастья навсегда. А если не получаем, значит, что-то делаем неправильно. Или выбрали не тот способ.

Именно поэтому я очень не люблю позитивную психологию и книги типа «Секрет». Потому что они внушают мысль о всемогуществе человека и «правильного» мышления, убеждают, что ты способен управлять своей жизнью на 100%. Да, с оговорками, но эти оговорки часто ускользают из сознания людей, а остается лишь «я могу, если правильно настроюсь!».

— Что я сделала не так? Что со мной не так? — я много раз видела растерянные и измученные лица женщин, которые задают этот вопрос. И они очень долго не хотят поверить, что может быть «все так», потому что на деле это повергает их в еще более глубокое отчаянье. По крайней мере, поначалу.

— Я не понимаю теперь, зачем стремиться к каким-то отношениям, если все в любой момент может оказаться иллюзией?! Зачем вообще что-то нужно, если оно может закончиться так внезапно? Я думала, что это настоящие отношения, настоящие чувства, а оказалось…

В этих случаях мне всегда вспоминается фраза замечательного философа Бертрана Рассела: «Счастье не перестает быть счастьем, когда оно кратко, а мысли и любовь не лишаются своей ценности из-за того, что преходящи». Да, не всегда можно себя успокоить этой фразой, но ведь так оно и есть.

Очень часто разочарование влечет за собой обесценивание. Мол, зачем теперь затевать что-то новое, если оно, возможно, закончится точно также. Да, возможно, закончится. А, возможно, и нет. На эти вопросы никто — ни психолог, ни духовник — не даст ответа. Зато собственный ответ дает старая песенка «Если у вас нету тети…». Да, если у вас нет отношений, вы можете не бояться утраты и новой боли. Если отношения есть — то вы всегда рискуете. Даже если в какой-то момент вам кажется, что это «то самое, настоящее». Люди меняются, отношения трансформируется вслед за нами. Это круговорот жизни, где мы не можем предсказать следующий виток.

Многие люди держатся за чувство вины в попытке сохранить контроль если не над настоящим, то над будущим. Они считают, что чувство вины поможет им сделать «работу над ошибками». Мол, если сейчас я как следуют разберусь в ситуации и найду, в чем виновата, тогда в следующий раз не повторю этой ошибки.

Но чаще всего в таких ситуациях чувство вины находится на другом полюсе от здоровой рефлексии. Любой анализ ситуации предполагает адекватный и непредвзятый взгляд. Погруженность в чувство вины и сопряженные с ним эмоции вряд ли можно назвать тем «непредвзятым состоянием», когда мы можем полноценно оценивать свои действия и действия партнера. Если нас грызут самообвинения, мы уже предвзяты, как подкупленный присяжный.

Опять же, это не означает, что не нужно анализировать свои поступки, ходить к психологам, разбираться с паттернами поведения, которые могут раз от раза проявляться в отношениях. Но, как я написала выше, все это предполагает уже трезвое, взвешенное состояние, где вы можете оценивать адекватно и свое поведение, и поступки своего партнера. В этом смысле чем быстрее вы сможете освободиться от удушающего чувства вины, тем эффективнее сможете провести «работу над ошибками».

Источники:
Жизнь после развода
Даже если сам супруг или супруга испытывает после развода чувство освобождения – найдутся люди, которые начнут "жалеть несчастного", да порой так, что в конце концов он сам будет готов поверить в свое несчастье. А что уж говорить о мужьях и женах, которые сами изначально ощущают себя "брошенными", а разрушение своей семьи – "крушением всей жизни"? И действительно не знают – "как и куда дальше жить"?..
http://www.naritsyn.ru/life_after_divorce.htm
Чувство вины после развода: без причины, но со смыслом
Чувство вины может выступать защитным механизмом, охраняющим сознание от чувства бессмысленности — одного из самых страшных экзистенциальных страхов.
http://www.matrony.ru/chuvstvo-vinyi-posle-razvoda-bez-prichinyi-no-so-smyislom/

CATEGORIES
Share This